Российские разведчики перехватили переговоры военных, участвующих в восстании. По данным иранских журналистов, в перехваченном сообщении речь шла об отправке нескольких армейских вертолетов к отелю в Мармарисе, где отдыхал Эрдоган. В переговорах турецкие военные предлагали убить или задержать президента. Вероятнее всего, переговоры путчистов были перехвачены  с  авиабазы Хмеймим в Сирии, которая оснащена необходимым оборудованием.

«Я не исключаю такой версии, по которой за этим переворотом могли стоять США в лице спецслужб. Они были информированы о нем, либо даже как-то принимали в этом участие. Во-первых, хорошо известно, что прошлые перевороты, которые совершались в Турции, были осуществлены при активном участии США. Во-вторых, турецкие военные исторически являются сторонниками США, Запада и НАТО.

И в третьих, как мне кажется это самый главный фактор – США уже давно критикуют Эрдогана за ту политику, которую он ведет как внутри страны, так и за рубежом. А отношения между Обамой и Эрдоганом давно стали более чем прохладны. Безусловно, американцы устали от непредсказуемого авторитарного лидера в лице Эрдогана и могли предпринять активные попытки для того, чтобы его сместить», – предполагает в эфире РИСИ ТВ заместитель директора РИСИ, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Анна Глазова.

Эксперт отмечает, что Россия всегда выступала и выступает против каких-либо попыток насильственного смещения власти и против любых попыток военных переворотов, будь то военный переворот или арабская революция, которая ведет к насильственному изменению действующей власти. Москва однозначно никогда не поддерживала, и не будет поддерживать таких действий. Переворот не удался, Эрдоган остался у власти, мы сейчас нормализуем отношения с Турцией.

«Запад не примет Россию и Турцию в свой мир, мы все-таки отличаемся от них, поэтому исторически обречены как на сотрудничество друг с другом, так и на соперничество меж собой. Второй элемент всегда будет присутствовать, поэтому в нашей истории было так много войн, хотя  они и не все велись только между Россией и Турцией, часто здесь присутствовал дополнительный внешний фактор.

Китайские эксперты несколько лет назад изобрели формулу, которая формулирует вид межгосударственных отношений, называемый непрямой конкуренцией. Что подразумевает непрямая конкуренция? Если у страны существуют определенные пересечения сфер интересов, где они будут конкурировать, то эта конкуренция должна происходить не за счет ослабления другой страны, а за счет усиления собственного влияния на этих территориях.

В нашем случае в сфере общих интересов находится и территория центральной Азии, и Кавказ, и другие регионы. Если наши государства будут сотрудничать в рамках этой формулы, то  мы сможем и конкурировать и сотрудничать, как это происходит с тем же Китаем», – уверена Глазова.

Андрей Петров