В рамках «Царских дней» Екатеринбург посетил санкт-петербургский историк, начальник сектора анализа и оценок Российского института стратегических исследований, правнук расстрелянного вместе с царской семьей повара Ивана Харитонова Петр Мультатули.

На Урале ученый не впервые. Личность Николая II — основная тема исследований историка, поэтому презентации научных работ о жизни и царствовании последнего русского императора в Екатеринбурге проходят всегда.

На этот раз Петр Мультатули представил публике единственную на сегодняшний день полную биографию Николая II. До этого наиболее достоверным и качественным считался труд московского историка Александра Боханова. Но, как отмечает Мультатули, столичный ученый сосредоточился на частной жизни царя. В своем же двухтомнике правнук Харитонова исследует жизнь императора и как обычного человека, и как правителя государства, выводя читателя на качественно новый уровень понимания личности Николая Александровича.

Почему это так важно? По мнению Петра Валентиновича, в советское время императора чуть ли не вычеркнули из отечественной истории. Более того, его жизнь и политика были мифологизированы, и в обществе надежно закрепился образ царя как слабого, безвольного, допустившего множество стратегических ошибок. Что в корне неверно.

Николай II был одной из важнейших фигур русской истории, отмечает ученый. Он был не только царем, он символизировал ту систему ценностей, которой мы жили веками, и которая после 1917 года, несмотря ни на что, продолжала оказывать влияние на ход истории. Взять хотя бы победу СССР в Великой Отечественной войне — средний возраст солдат-победителей был 39—40 лет — мужчины, чье рождение и отрочество, воспитание пришлись еще на царскую Россию.

Мифов о Николае II множество, и сейчас, когда происходит переосмысление роли императора в мировой истории, важно их развенчивать. Вместе с Петром Мультатули мы попытались обозначать ключевые мифологемы, искажающие понимание личности императора современным обществом.

Миф первый. Россия развивалась вопреки истинной воле царя.

— Это невозможно, — утверждает историк. Император — это локомотив, который двигает страну. Царская Россия создавалась веками. Романовы из маленького царства, разрываемого с разных сторон поляками, шведами, турками, за 300 лет сумели создать империю, плодами которой мы до сих пор пользуемся.

Именно Николай II начал модернизацию страны и провел большое количество реформ, которые работали на Советский Союз еще в течение нескольких десятилетий. Аграрная реформа, модернизация здравоохранения. Да, при императоре была высокая детская смертность, и некоторые исследователи, сравнивания Россию и Великобританию, говорили, что у нас критическая ситуация. Но это не корректное сравнение. У нас огромная территория, аграрный характер населения, отдаленные участки, куда было невозможно добраться. Тогда как маленькая Британия уже в XIX века обладала большой сетью железных дорог, что обеспечивало хорошую логистику.

— Если мы сравниваем территории, тогда давайте сопоставлять Россию со всеми владениями Британии, в том числе с ее крупнейшей колонией Индией, где в конце XIX века от чумы умерло 22 млн человек, — говорит Петр Мультатули. — А вообще не будем забывать, что именно Николай II отдал распоряжение о создании службы участковых врачей, и в середине ХХ века высокая детская смертность пошла на спад не из-за реформ здравоохранения руководителей стран, а из-за того, что был просто открыт пенициллин.

Миф второй. Закат империи был спровоцирован политикой Николай II.

— У империи были огромные проблемы, но не из-за царя, — уверяет ученый. — Россия не выдержала испытания достатком. Знаете, бывают психические расстройства у конкретных людей, а бывают у целого народа. В 1917 году именно это и произошло. Люди решили, что для того, чтобы жить лучше, царь им не нужен. Большевики продвигали идею коммунистического рая без императора, но в итоге все провалились в яму.

Миф третий. Император втягивал Россию в ненужные войны.

— Изучать внешнюю политику императоров и Николая II, в частности, сложно, поскольку, если встречи, скажем Рузвельта, Сталина и Черчилля стенографировались, то за монархами ничего не записывалось, и понять отношение императора к тому или иному вопросу можно только, изучая его резолюции и мемуары. Так, по документам стало понятно его отношение к русско-японской войне 1904—1905 года. Царь решил прекратить борьбу за обладание Черноморскими проливами, потому что без большой войны этого добиться было нельзя, а втягивать страну в такой конфликт он не хотел. Он переключился на Восток, хотел выйти в Мировой океан, через незамерзающие порты Дальнего Востока, поэтому и началась война, — поясняет историк.

Но главная война, за которую некоторые историки не могут простить Николая II, это, конечно, Первая мировая. Мол, из-за недальновидности императора мы ввязались в этот ненужный конфликт, и в итоге страна рухнула. Как уверяет Петр Валентинович, Первая мировая — это такая же спланированная агрессия против России, как и Великая Отечественная, свидетельства этому можно найти в документах. Германия и Австро-Венгрия давно готовили войну против России, были планы по расчленению нашей территории. Понятно, что Николай II никак не хотел допустить этого и укреплял позиции с союзниками. В частности, именно этим можно объяснить его мирную политику во время Балканских войн и поддержку Россией Балканского союза (военно-политического союза Болгарии, Сербии, Греции и Черногории, направленного против Турции, а также фактически против поддерживавшей ее Австро-Венгрии. Союз этот имел целью освобождение Балканского п-ова от турецкого господства. Создание союза происходило при активном участии России, стремившейся с его помощью преградить путь экспансии Австро-Венгрии и Германии на Балканы и укрепить там свои позиции — см. Советская военная энциклопедия).

— Победа России в этой войне не была на руку западному миру. Генерал Эдвард Хауз — «серый кардинал» американского президента Вудро Вильсона, говорил, что если Антанта победит, то главной державой в мире будет Россия, этого в США допустить не могли и сделали все возможное, чтобы в разгар войны поддержать наших «красных» либералов и оппозиционеров, — уверен историк.

Миф четвертый. Матильда Кшесинская — любовница Николая II.

— Долгое время в стране велась активная работа по разжиганию ненависти ко всему, что делал император. Сейчас, когда стали развенчиваться мифы, связанные с его внешней политикой, его виновности в событиях на Ходынском поле или в Кровавом воскресенье, сторонники нивелирования его личности стали рыться в личной жизни царя и обвинили в связи с Матильдой Кшесинской. Тогда как изучение документов, дневников императора говорит о том, что с артисткой у них была платоническая любовь, они даже никогда не обедали вдвоем, только в окружении других людей, — считает Петр Мальтатули.

Безусловно, мифов об императоре гораздо больше, мы затронули лишь скромную их часть. И даже двухтомник Петра Мальтатули не дает ответы на многочисленные вопросы, связанные с царствованием Николая II. И в этом нет вины ни историка, ни в целом современного исторического сообщества. В свое время большевиками была проделана серьезная и качественная работа по принижению роли последнего царя, по-другому оправдать совершенный оппозиционерами переворот и последующие за ними кровавые события они не могли. Нужно было изо всех сил доказать народу, что лишь стремление в коммунистическое будущее сделает их счастливыми, а царская Россия — это не более чем пережиток прошлого.

Ольга ПЛЕХОВА