Беспорядки вспыхнули в столице Армении в минувшее воскресенье, когда группа вооруженных людей проникла в расположение полка и захватила находившихся там людей. При захвате один полицейский погиб, шестеро получили ранения. В заложниках остаются четыре человека, среди которых — заместитель главы полиции страны Вардан Егизарян и замначальника полиции Еревана Валерий Осипян.

Требование напавших на полицию — освободить лидера радикального оппозиционного Фронта общественного спасения «Новая Армения» и координатора оппозиционной гражданской инициативы «Учредительный парламент» Жирайра Сефиляна, который находится под арестом по обвинению в незаконном приобретении и хранении оружия. Требуют они и освобождения всех других своих соратников, находящихся под арестом или в местах лишения свободы.

В среду вечером между протестующими и полицией произошли столкновения. Собравшиеся на перекрестке ереванских улиц Христофора и Хоренаци демонстранты потребовали обеспечить питанием тех, кто продолжает занимать здание полиции. Причем продукты туда должен был доставить конкретный человек — оппозиционный депутат Никол Пашинян. Получив отказ, толпа ринулась прорывать полицейский кордон. Стражи порядка применили слезоточивый газ, светошумовые гранаты и произвели несколько выстрелов в воздух. В ответ в полицейских полетели камни.

По словам участников акции, ситуация обострилась после того, как полиция задержала одного из демонстрантов.

Следственный комитет Армении возбудил уголовное дело по факту массовых беспорядков. Тем, кто будет признан виновным в уничтожении имущества и насилии в отношении полицейских, грозит лишение свободы от трех до восьми лет. К утру четверга в отделения полиции были доставлены 28 человек, 16 из них задержаны.

«Это не Майдан»

«Население недовольно запредельной степенью неэффективности власти Армении. Это и социально-экономическая деградация, и высокий уровень коррупции, и неспособность защищать интересы страны на внешней арене. И всё это помножено на раздражение, которое вызывает несменяемость руководителей. Но это не Майдан в том смысле, в каком его часто понимают, потому что какие-либо «внешние силы» вряд ли имеют отношение к происходящему, протест созрел в самом армянском обществе», — говорит научный сотрудник Института США и Канады РАН Геворг Мирзаян.

«Истоки сегодняшней вспышки насилия — в трех событиях разных лет, можно сказать, в трех датах. В 2013 году, когда на президентских выборах кандидат от оппозиции набрал 38% голосов избирателей, что стало ее очевидным успехом. В 2015 году, когда в стране прошел всенародный референдум. Граждане тогда проголосовали за переход от президентской к парламентской форме правления. Наконец, в апреле нынешнего года, когда произошли столкновения в Нагорном Карабахе, которые вновь подняли национально-патриотическую волну в Армении», — перечисляет старший научный сотрудник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Артур Атаев.

Президент Армении Серж Саргсян работает на своем посту второй срок, который по конституции должен стать последним. В 2018 году новый президент Армении будет избран не всенародным голосованием, а парламентом — Национальным собранием.

Однако подготовка к реализации конституционной реформы осуществляется настолько непрозрачно, что дает повод многим в оппозиции подозревать главу государства в каких-то манипуляциях, которые позволят ему остаться у власти — возможно, в качестве главы правительства, поясняют аналитики.

Жирайр Сефилян, освобождения которого требуют протестующие, представляет как раз ту часть внесистемной (никак не представленной в органах власти) оппозиции, которая добивается реальной конституционной реформы, сопряженной со сменой всей правящей политической элиты. Его авторитет подкреплен тем, что сам он считается героем войны в Нагорном Карабахе, при этом жестко противостоит нынешней армянской власти, не исключая варианта силовой смены режима.

«Радикальная оппозиция критикует власть за то, что ее политика слишком зависима от России. За то, что Ереван продолжает придерживаться курса Москвы, а Москва при этом продолжает сохранять партнерские отношения с враждебным Армении Азербайджаном. При этом она не требует, чтобы Ереван придерживался прозападного или какого-либо иного зависимого курса, а настаивает на том, что у Армении должен быть свой путь», — рассказывает Геворг Мирзаян.

На пороге гражданской войны

Выступление радикалов не было поддержано в стране. Более того, один из авторитетных деятелей старейшей политической партии Армении «Дашнакцутюн» Арцвик Миносян обратился к людям, захватившим здание полиции, с призывом отказаться от насилия и действовать в рамках конституционных норм. По мнению Артура Атаева, это вселяет надежду на то, что вооруженное противостояние в Ереване удастся разрешить мирным путем.

«Более того, не исключаю, что осознание общей опасности, перед которой оказалась страна, поможет разным политическим силам прийти к конструктивному диалогу и начать плодотворный политический процесс. По крайней мере, перевести противостояние в русло переговоров», — говорит Артур Атаев.

Под «общей опасностью» он имеет в виду возможность разрастания гражданской войны в стране, находящейся в непосредственном соседстве с двумя государствами, не признающими ее в современных границах, — Азербайджаном и Турцией.

У представителей радикальной оппозиции, захвативших здание полка ППС, по его словам, две цели: добиться освобождения Жирайра Сефиляна и спровоцировать выход на площади большого числа протестующих. Такой вариант, исходя из последних событий, Артур Атаев считает наиболее опасным для Армении и наименее вероятным.

Второй возможный сценарий, по его словам, состоит в сплочении политических элит — системной, то есть парламентской оппозиции с властью, что приведет к осуждению и общему отторжению насильственных методов, к которым прибегают радикалы. Этот вариант, по мнению аналитика, сегодня гораздо более вероятен и наименее опасен.

Но существует и третий вариант — дальнейшее затягивание решения внутриполитических проблем по принципу «само рассосется». Признаки того, что власти могут избрать именно такую тактику, уже наблюдаются, констатирует Артур Атаев.

В любом случае властям нужна поистине ювелирная политика, которая не позволила бы, с одной стороны, почувствовать ее слабость и нерешительность, с другой — излишне жесткими методами подавления протеста спровоцировать ответное его разрастание. Как это, собственно, и произошло на Майдане.