В пятницу аль-Джубейр заявил, что Эр-Рияд готов «уступить России долю на Ближнем Востоке, что сделает Россию сильнее Советского Союза».

По его словам, России «может быть предоставлен доступ на рынок стран-участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, а также открыты региональные инвестиционные возможности, превышающие инвестиционный пакет Китая».

«Господин аль-Джубейр – энергичный, молодой министр, которому, видимо, еще не достает дипломатического и политического опыта, чтобы оценить роль и вес России на международной арене. Этот вес не оценивается в нефтедолларах или саудовских риалах», — заявила Супонина РИА Новости. Она подчеркнула, что «интересы Москвы на Ближнем Востоке далеко выходят за рамки вопроса о поддержке Асада или какого-либо другого политика».

«И подходить к этому так примитивно, «с калькулятором», выглядит очень странно и говорит о неопытности саудовского главы МИД в тонких вопросах большой политики», — констатировала эксперт.

Она уверена, что российское руководство свою позицию в ближайшее время менять не собирается.

«Несмотря на это, с Саудовской Аравией мы поддерживали и продолжаем поддерживать хорошие отношения, развивать торгово-экономическое сотрудничество. Это, возможно, поможет преодолеть и политические разногласия по той же Сирии, но вот так шантажировать Москву – это неприемлемо», — указала собеседник агентства.

По ее словам, Москва готова сотрудничать с Эр-Риядом в области инвестиций, по линии ВТС, однако увязывать торговое сотрудничество с урегулированием кризиса в Сирии нельзя. «Эта проблема не измеряется деньгами. Последние террористические атаки показывают, что сирийский кризис чреват очень большими издержками для всего мира», — отметила аналитик. — «Во сколько можно оценить жизни детей, погибших в Ницце? РФ считает, что сейчас надо объединять усилия в борьбе с терроризмом, а не ставить вопрос о политической судьбе Асада».

Одним из главных вопросов в сирийском урегулировании, по которым сохраняются разногласия, — это судьба президента Асада.

Часть сирийской оппозиции и многие страны Запада настаивают на том, что сирийскому лидеру нет места в будущем страны. Российская сторона неоднократно заявляла, что будущее Асада и руководства Сирии может определять только сирийский народ.

В Сирии с марта 2011 года продолжается вооруженный конфликт, в результате которого, по данным ООН, погибли более 220 тысяч человек. Правительственным войскам противостоят банды боевиков, принадлежащие к различным вооруженным формированиям. Наиболее активными являются террористические группировки «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (обе запрещены в России).