По словам Силуанова, новая система может заработать в конце 2017 или начале 2018 года, и участвовать в ней будут около половины граждан. Идея «индивидуального пенсионного капитала» является завуалированной ликвидацией в нынешнем виде накопительной части обязательного пенсионного страхования.

«Впереди, скорее всего, перевод досрочного пенсионного обеспечения в добровольный формат», – говорит советник президента Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов Валерий Виноградов, ссылаясь на то, что «государство дискредитировало себя постоянным изменением правил игры на пенсионном рынке» и мало кто захочет доверить новой системе свои деньги. Он прогнозирует, что по мере роста отчислений все больше людей обратят на это внимание, особенно те, кто получает небольшую зарплату в регионах.

Таким образом, наряду с неизбежным повышением пенсионного возраста, россиян, вероятно, готовят и к тому, что их пенсия в основном будет зависеть от собственных накоплений. Сейчас это обставляется как выход из сложной ситуации с пенсионным обеспечением, однако схожую проблему ранее Всемирный банк уже фиксировал в Венгрии: несколько лет назад накопительный компонент там стал добровольным, но в результате доверие населения к этому институту было подорвано, а объем накоплений оказался значительно ниже ожиданий.

Очередное реформирование пенсионной системы связано с демографическими изменениями. В России стабильно растет число пенсионеров, а численность трудоспособного населения снижается. Этот процесс будет продолжаться еще минимум 20 лет. Если сейчас на одного человека пенсионного возраста приходится 2,2 трудоспособных, то через 10 лет этот показатель при нынешнем уровне смертности снизится до 1,8. Это значит, что демографическая нагрузка на трудоспособное население еще более возрастет. Есть ли из этого выход?

Кризис пенсионной системы принято объяснять разными причинами. Так, на сайте электронного архива Пенсионного фонда России говорится, что «наиболее очевидная причина кризиса перераспределительной пенсионной системы – демографические изменения. В конце XIX – начале XX века средняя продолжительность жизни составляла 40-50 лет, а сегодня, то есть спустя 100 лет, эта цифра увеличилась до 70-80 лет для наиболее развитых стран. По прогнозам специалистов, в будущем эти тенденции сохранятся, и через 100 лет число пенсионеров будет больше числа трудящихся». То же самое заявляет и премьер Дмитрий Медведев. «Во всем мире растет продолжительность жизни, растет и возраст выхода на пенсию. Это объективный процесс», говорил он в конце 2015 года.

Однако, как уже писало Накануне.RU, изменение демографических пропорций между трудоспособным населением и пенсионерами зависит от двух факторов – смертности и рождаемости. Причем именно рождаемость является главным из них. Дело в том, что наблюдаемое в России действительное уменьшение смертности с начала XXI века лишь незначительно увеличивает численность пенсионеров, поскольку их общее число определяется в основном рождаемостью, которая была до 1950-х. То есть будущую численность пенсионеров можно существенно изменить не ранее, чем через 60 лет. До того срока их число уже практически предопределено, и смертность лишь вносит небольшие корректировки. Так, с 2002 по 2014 годы число пенсионеров возросло с 30 до 34 млн, из которых на 3 млн – за счет снижения смертности, т.е. всего на 10%.

А вот численность будущего трудоспособного населения уменьшилась за тот же срок с 23 до 14 млн, т.е. на 65%, что связано с обвалом рождаемости в 1990-х. Это значит, что изменение рождаемости приводит к более быстрому изменению «пенсионного демографического баланса» – уже через 20 лет.

Поэтому настоящее решение пенсионного кризиса имеет прежде всего демографическое измерение, а не экономическое. Экономические меры нужны только как краткосрочные. Без стратегического демографического планирования все они теряют смысл, превращаясь в пир во время чумы.

Необходимо существенное повышение рождаемости хотя бы до уровня простого воспроизводства – 2,2 ребенка на женщину. Сейчас этот показатель равен 1,8, увеличившись за 15 лет с 1,2.

Однако этого мало. При нынешнем уровне смертности численность пенсионеров будет расти до начала 2030-х годов – с нынешних 35 млн до 40 млн. Это небольшое относительное увеличение. Но численность трудоспособного населения (20-59 лет для мужчин, 20-54 лет для женщин), если не повысится рождаемость, снизится с нынешних 80 млн до 58 млн к 2050 году.

пенсия, трудоспособный возраст|Фото: Накануне.RU

Таким образом, для исправления пенсионного демографического баланса необходим прежде всего рост рождаемости – чем больше, тем лучше. И только через 20 лет ситуация станет улучшаться. Но как этого добиться? Возможности финансового стимулирования ограничены.

Некоторые депутаты предлагают ввести налог на бездетность. Однако при кажущейся логичности этой меры она едва ли повысит рождаемость. Так, в СССР налог на бездетность существовал с 1941 года, но рождаемость с того времени ничуть не увеличилась. Напротив, с середины 1950-х она резко пошла вниз. Таким образом, отрицательный опыт этого налога в России уже есть. Эта мера не работает именно в силу того, что ее цель – не демографическая (деторождение), а экономическая – пополнить бюджет. Но, как ни пополняй бюджет, должны быть те, кто будет это делать. То есть необходимо действительное повышение рождаемости, а для этого нужны меры сугубо демографического целеполагания, стимулирующие к деторождению.

Сама пенсионная система оказывает на демографию отрицательное воздействие, так как стимулирует не к деторождению, а к продолжительной работе. Вместо создания семьи и рождения детей женщины заняты построением карьеры, которая обеспечит им безбедную старость, а если и рожают, то стремятся после рождения как можно быстрее выйти на работу. Этому способствует зависимость пенсии от стажа и заработка в течение жизни.

А поскольку в современных условиях это зачастую противоречит рождению нескольких детей, то выбирают заработок, а не детей. В итоге ситуация заходит в тупик: все хотят обеспечить себе старость, много работая, но мало рожая и – подтачивая основания пенсионной системы. О том, как снижалась рождаемость после введения пенсий, свидетельствует опыт ряда стран.

СССР

В 1918 году были введены пенсии для инвалидов Красной армии, в 1923 году – для партийных активистов, в 1928 году – для работников горнорудной и текстильной промышленности. Всеобщие пенсии для городских рабочих и служащих были введены только в 1937 году, но платились они по выслуге 20-25 лет и при наличии всех документов, то есть на тот момент очень немногим, ведь после 1917 года городское население было еще малочисленно.

Фактическим началом массового пенсионного обеспечения стал 1956 год. 60 лет назад, 14 июля 1956 года, в СССР был принят Закон «О государственных пенсиях». А в 1964 году, с принятием Закона «О пенсиях и пособиях членам колхозов», пенсионные права в СССР получили колхозники.

Поразительно, но именно с конца 1950-х, когда пенсии стали всеобщими, рождаемость в Советской России резко пошла вниз. Если в начале советской эпохи женщина рожала в среднем шесть детей, то к началу 1930-х – троих. Затем рождаемость увеличилась почти до четырех детей, но Великая Отечественная война вновь снизила рождаемость. И все же после войны она восстановилась до приличного уровня – почти трое детей, продержавшись так до конца 1950-х. А вот после 1960 года началось ее почти монотонное снижение. С середины 1960-х рождаемость в России опустилась ниже уровня простого воспроизводства, выше которого больше НИКОГДА не поднималась, побыв на грани лишь в середине 1980-х. При этом долгосрочное падение рождаемости началось примерно через поколение после введения в 1937 году пенсий для городских рабочих и служащих.

США

Пенсии были введены президентом Рузвельтом в 1940 году сразу и для всех. До этого были отдельные пенсионные схемы, но они охватывали около 10% населения. Примерно через поколение, в середине 1970-х, рождаемость в США упала ниже уровня простого воспроизводства. В 1940 году она была чуть более двух детей на женщину, во время войны и после нее выросла, достигнув пика в конце 1950-х – около 3,5, после чего пошла на спад. С 1975 года рождаемость в США находится ниже уровня воспроизводства (у белого населения она еще ниже).

Германия

Пенсии были введены еще в 1889 году Отто Бисмарком с целью «привязки» граждан недавно объединившейся Германии к государству и его лучшей управляемости. Когда Бисмарк вводил пенсии, с рождаемостью в Германии было все в порядке – около 4,5 детей на женщину. Однако с конца XIX века началось ее постепенное снижение. Первая мировая война сильно обвалила рождаемость, но после войны она так и не вернулась к прежнему уровню. После кратковременного увеличения уже в середине 1920-х рождаемость в Германии опустилась ниже уровня простого воспроизводства. После введения пенсий минуло как раз одно поколение. При Гитлере и затем после войны (1955-1970) рождаемость была чуть выше уровня воспроизводства, но в целом после введения пенсий она стабильно шла вниз.

Великобритания

Пенсии официально ввели в 1910 году, но они были далеко не всеобщими, и это было вроде пособия на бедность. Правительство и не скрывало, что рассчитывает прежде всего на поддержку семьи. В итоге если в начале ХХ века британская женщина рожала в среднем четырех детей, то к концу 1930-х – в среднем около двух. Прошло поколение – и Великобритания тоже перестала «умножаться». Правда, после войны рождаемость, как и везде, выросла до 2,5-2,7, но к началу 1970-х вновь упала ниже уровня воспроизводства и больше никогда его не достигала, оставаясь на уровне 1,7-1,8.

Франция

В 1910 году была предпринята первая попытка всеобщего охвата населения пенсиями. К этому моменту рождаемость во Франции была 2,5 ребенка на женщину. Далее, не считая провала Первой мировой, рождаемость медленно ползла вниз, опустившись в середине 1930-х ниже уровня воспроизводства. Прошло ровно поколение. После Второй мировой она, как и везде, около 20 лет продержалась на уровне 2,5 или даже выше, после чего необратимо пошла вниз. С середины 1970-х Франция больше не воспроизводит себя, даже с учетом огромного числа живущих там мигрантов.

Таким образом, наблюдаемая закономерность обнаруживает, что примерно через одно поколение после введения пенсий рождаемость опускается ниже уровня воспроизводства. Это ведет вначале к кризису пенсионной системы, вынуждая повышать пенсионный возраст, но эта временная мера является лишь отсрочкой. Демографическая структура населения ухудшается, и дальнейшее пенсионное обеспечение становится возможным или в случае притока огромного числа мигрантов, или в случае существенного повышения рождаемости местного населения, чему сама пенсионная система и препятствует.

Следовательно, пенсионная система нуждается в таком реформировании, которое стимулировало бы рождаемость, а не снижало ее, нацеливая на карьеру. А это возможно лишь в том случае, если пенсия будет зависеть не только от стажа и заработка, но и от числа рожденных детей. Об этом давно высказывается известный аналитик Анатолий Вассерман, который предлагает вообще отменить всеобщее пенсионное обеспечение, ибо только эта мера, по его мнению, может решить демографическую проблему. «Если вам не надо надеяться только на своих детей, то, соответственно отпадает материальный стимул к их рождению. Во всяком обществе, где вводится пенсионное обеспечение, рождаемость начинает падать. Каждый надеется на то, что его прокормят чужие дети», – считает Вассерман.

Подобного мнения придерживается директор Института демографических исследований Игорь Белобородов. «Пенсию должна определять не нынешняя распределительная система, а наличие в каждой семье трех-четырех детей, – считает он. – Человека должны в старости кормить его собственные потомки. Тогда это будет стимулировать и рождаемость, и достойные выплаты в старости. На мой взгляд, совершенно не справедливо, что многодетная мать сейчас получает такую же пенсию, как ее бездетная соотечественница, так как вклад этих женщин в развитие страны несимметричен».

Опасения пресловутой дискриминации необоснованны. Речь идет не об ущемлении тех, кто не имеет детей, а о поощрении людей к рождению большего числа детей и их социальной защищенности. Безусловно, все это не должно бить по бездетным, бесплодным, холостым людям, но определенная связь между размером пенсии и числом рожденных детей просто жизненно необходима России, если мы хотим сохраниться как самобытная цивилизация. В данный момент население России не готово к повышению рождаемости по духовным мотивам, хотя они самые надежные. Значит, необходимо использовать экономические рычаги, воздействующие на репродуктивное поведение, – чем больше родил и воспитал детей, тем больше будет у тебя пенсия. Конечно, при определенном минимуме, не зависящем от числа рожденных детей.

Государство и так использует подобные меры. Например, размер материнского капитала зависит от того, какой ребенок по счету, и это не является дискриминацией тех, у кого детей меньше. Просто государство поощряет то, в чем оно заинтересовано.

Пора эти меры перенести на пенсию. Они неизбежны так же, как неизбежно изменение демографической структуры населения, предопределенной на десятилетия вперед. А оно сулит России еще бόльшие проблемы в будущем.

Нужна политическая воля. Потому что время безболезненных решений прошло.

Евгений Чернышёв