Это резонансное кадровое решение, кстати, далеко не единственное, принятое под занавес нынешнего политического сезона, отодвигает на задний план вопросы, которые еще совсем недавно казались более чем актуальными. Эффективен или неэффективен был Зурабов в роли посла на Украине? Давно ли надо было его сменить или такой момент настал только сейчас? Ответы на эти вопросы теперь уже в значительной степени носят исторический характер.

Гораздо более актуальным и даже горячим становится другой вопрос. Что означает смена посла РФ в стране, руководство которой буквально на всех углах требует международной изоляции и наказания России и кричит, что Москва ведет против нее — Украины — «гибридную войну»?

Можно, конечно, предположить, что в Кремле, наконец, вняли неоднократным личным просьбам Михаила Зурабова в адрес президента РФ Владимира Путина снять его с этой должности. Действительно, дипломату не позавидуешь, особенно после киевского государственного переворота 2014 года. С тех пор все это время посольство работает в чрезвычайном режиме, фактически в «тылу врага». И уже есть невосполнимые утраты — недавно скоропостижно скончался (а если называть вещи своими именами — погиб на боевом посту) известный и опытный дипломат Андрей Воробьев, проработавший в российском посольстве в Киеве в самый горячий период не менее пяти лет.

Усталость, конечно, дело серьезное. И даже дипломаты — живые люди. Но, наверное, и Сергей Лавров, находящийся на должности министра иностранных дел с марта 2004 года, устал не меньше. Дело, видимо, в другом.

Возможно, за этим кадровым решением последует смена российского политического курса в отношении Украины.

Но и тут все не так очевидно. И, кстати, учет опыта российской дипломатической службы и политических украинских реалий свидетельствует о том, что не все зависит только и исключительно от пассионарности и политического веса посла. Уж насколько колоритной и неординарной фигурой был Виктор Черномырдин — балагур, экстраверт, хлебосол и «Человек года» по украинской номинации 2001 года, возглавлявший диппредставительство РФ в Киеве с 2001 по 2009 год.

Как лихо выпивал он чарку горилки с лезвия сабли, как дружил — опять же по слухам — с Юлией Тимошенко. Но все равно в 2004 году случилась «померанчевая революция», в результате которой Россия и Украина, мягко выражаясь, отошли от принципов дружбы и партнерства в двусторонних отношениях.

В 2009 году Виктора Черномырдина сменил технократ, интеллектуал, интраверт, бизнесмен, дипломированный экономист-кибернетик Михаил Зурабов. Казалось бы, в сферу его внимания и профессиональной деятельности вошли другие материи, иные аспекты и новые сферы взаимодействия. Тогда в пул «друзей посла» вошли новые лица, в том числе Петр Порошенко. «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?» — вопрошал Тарас Бульба своего сына Андрия. Зурабову его кибернетические мозги не помогли. В 2014 году случилась «революция гидности», то бишь достоинства, в результате которой Россия и Украина вообще оказались на грани разрыва дипломатических отношений.

Каким должен быть во всей этой ситуации следующий посол? С тревогой и искренним сочувствием выражаю убежденность в том, что каких бы семи пядей во лбу ни был, каким бы мужеством и какой бы харизмой ни обладал следующий диппредставитель (а пока Киев даст новому российскому кандидату агреман, придется еще сильно помучаться), для любого этот пост станет серьезнейшим испытанием.

Известно, что нашими «альфой и омегой» в отношении Киева остается последовательное и неукоснительное воплощение в жизнь Минских соглашений. Но известно и то, что Киев пытается любыми способами эти решения саботировать. На это направлена вся украинская государственная машина, во многом поддерживаемая США.

В этих условиях новый российский посол может и обязан сделать невероятно много — защищать интересы своей страны и прилагать все усилия для мирного — политического и дипломатического — решения кризиса.

А славой сочтемся потом.