«Встреча президента России Владимира Путина с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, которая пройдет 9 августа в Санкт-Петербурге, будет важной, потому что за последние восемь месяцев охлаждения отношений между нашими странами накопилось большое количество вопросов, в том числе в региональной политике, – считает эксперт. – В первую очередь это ситуация в Сирии, где Россия рассчитывает на поддержку Турции в борьбе с терроризмом. Столкнувшись с волной терроризма на собственной территории, турецкое руководство, возможно, будет готово пойти на некоторые уступки. В частности, оставить на какое-то время у власти Башара Асада».

«Но самое главное – закрыть участок сирийско-турецкой границы западнее Евфрата, через который проходит огромное количество боевиков и вооружений», – добавила Глазова.

Еще одной важной темой, по ее словам, является региональная безопасность на Черноморском побережье и на Кавказе, включая проблему Нагорного Карабаха. «Именно Турция и Россия являются здесь основными гарантами того, чтобы не произошло размораживания нагорнокарабахского конфликта, как это мы видели несколько месяцев назад», – напомнила она.

Экономическая составляющая

«Столкнувшись с оттоком туристов из России, турецкое руководство увидело, какой удар это может нанести по экономике страны, – заметила эксперт. – На встрече обязательно будут обсуждаться вопросы энергетического сотрудничества, в том числе проект «Турецкий поток» и строительство атомной электростанции «Аккую» на южном побережье Турции».

«Полагаю, что сейчас наше руководство будет более взвешенно подходить к реализации крупных энергетических проектов на территории Турции, чтобы вновь не попасть в ситуацию, когда действия турецкого руководства могут неожиданно привести к неприятным последствиям», – отметила Глазова.

О компенсации за сбитый российский самолет

«Сомневалась и сомневаюсь, что Турция выплатит какую-либо компенсацию за сбитый бомбардировщик Су-24, – сказала она. – Во-первых, турецкое руководство попыталось снять с себя вину за сбитый российский самолет, заявив, что это решение летчики принимали самостоятельно. А к тому времени, когда бывший премьер Турции Ахмет Давутоглу сообщил, что это он отдавал приказ, семье погибшего летчика было сделано много различных предложений, в том числе был предложен в дар дом в Турции. От всего этого семья отказалась».

Во-вторых, добавила эксперт, позиция турецкой стороны всегда заключалась в том, что российский самолет нарушил воздушное пространство страны, в этом случае никакой компенсации не будет. «Если на встрече в Санкт-Петербурге президенты РФ и Турции хотят плодотворно обсудить какие-то проблемы международной политики и экономики, то с учетом особой остроты и сложности данного вопроса, скорее всего, эту тему они поднимать не станут», – считает она.

Миграционный кризис в ЕС

По словам Глазовой, на фоне ухудшения отношений Турции с ЕС Эрдоган «будет вести двойную игру, говоря о дружбе с Россией». «Адресатом этих слов будет не только РФ, но и Европа, которая должна его услышать и прекратить критиковать действия турецкого руководства, – заметила она. – Иначе в Европе могут возникнуть новые проблемы, и поток мигрантов будет снова направлен в сторону ЕС».

«В начале миграционного кризиса, когда в Турцию хлынул поток беженцев из Сирии, Анкара неоднократно обращалась к странам Запада, призывая их разделить ответственность за те финансовые потери, которые несет Турция, – напомнила эксперт. – И это в определенной степени справедливо».

Соглашение Турции и ЕС по миграции, достигнутое 18 марта в Брюсселе, предусматривает выделение Евросоюзом на сдерживание потока и обустройство беженцев €3 млрд до 2018 года и еще €3 млрд до 2020 года. При этом турецкая сторона то и дело шантажирует Брюссель в надежде выкачать из ЕС больше денег и добиться отмены визового режима.

США следят за налаживанием контактов между Москвой и Анкарой

«Американская сторона внимательно наблюдает за сближением России и Турции, – считает эксперт. – США прекрасно осознают, что это происходит на антизападной основе. Если две такие крупные региональные державы объединят свои усилия, то они могут увеличить свой политический потенциал, поэтому Вашингтону такое сближение невыгодно».

Вместе с тем, обратила внимание Глазова, не следует забывать о том, что Турция является членом НАТО. «Это южный фланг альянса, и от Анкары зависит решение многих вопросов в сфере безопасности, – подчеркнула она. – Ухудшение отношений с Турцией не в интересах США, поэтому Вашингтон пока продолжит политику балансирования, чтобы не оттолкнуть союзника. О какой-то перезагрузке отношений можно будет говорить только после смены хозяина Белого дома».