РФ и Турция активизируют сотрудничество в Сирии в рамках двустороннего комитета, первое заседание которого уже состоялось. Они будут координировать  действия по военной и дипломатической линиям, а также использовать совместные разведданные. Позиции сторон в Сирии часто не совпадают, но взаимный реверанс может изменить баланс сил в регионе.

Официальный представитель турецкого президента Ибрагим Калын сообщил: Турция и РФ сформировали комитет, который займется обсуждением сирийского конфликта, передает агентство Anadolu. Первое заседание комитета, в который вошли дипломаты, военные и представители разведки, состоялось вчера в Москве.

По словам Калына, идея создания двустороннего комитета появилась после встречи президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента РФ Владимира Путина в Санкт-Петербурге 9 августа. Он заверил: Москва и Анкара открывают новую страницу в отношениях, а инцидент с самолетом Су-24 в ноябре прошлого года, в результате которого погибли российские летчики, расстроил обе страны.

«Генеральные штабы обоих государств снова открывают прямую линию сотрудничества», чтобы избежать в будущем подобных ситуаций, заявил представитель Эрдогана. Приверженность Москвы и Анкары достичь компромисса по сирийскому вопросу подтвердил и посол Турции в РФ Умит Ярдым. По его мнению, в ближайшее время российско-турецкие встречи по Сирии «будут набирать обороты», приближая тот день, когда стороны найдут «общую точку зрения в решении этой проблемы».

Посол не стал скрывать, что у России и Турции может быть разное мнение по целому ряду проблем, но главное – обе стороны хотят сохранить Сирию как единое государство. Поэтому «нельзя терять ни минуты», и приступать к поиску точек соприкосновения необходимо немедленно.

Проблема в том, что позиции Москвы и Анкары по сирийскому урегулированию на самом деле  серьезно расходятся. Прежде всего если Россия активно поддерживает президента Башара Асада, то Турция жестко выступает за его смещение. Кроме того, не сходятся мнения сторон в курдском вопросе. Последнее признал и посол Ярдым, впрочем, подчеркнув, что не стоит воспринимать взгляд стран на эту проблему как «противоположный».

Известно, что Москва считает курдов одним из ключевых игроков в сирийском конфликте и оказывает им различную поддержку. Любопытно, что курды – одна из немногих точек соприкосновения в Сирии России и США, поскольку Кремль и Белый дом видят в них серьезную сухопутную военную силу, которая стойко противостоит боевикам «Исламского государства» (ИГ – группировка, запрещенная в РФ). Вашингтон даже активнее поддерживает курдские формирования, нежели Москва, чем вызывает немало раздражения в Анкаре. Для Турции курды – вопрос болезненный, и порой создается впечатление, что Анкара не видит различий между сирийскими, иракскими и турецкими курдами. А между тем эти различия есть и они весьма существенны. Своим главным врагом Турция традиционно видит Рабочую партию Курдистана (РПК), однако под предлогом того, что бойцы РПК тренируются на территории Сирии и Ирака, турецкая авиация регулярно наносит удары по курдским позициям в этих государствах, чем немало осложняет им задачу в борьбе с исламистами. Последний подобный авиаудар был нанесен вчера на севере Ирака.

Президент Института религии и политики Александр Игнатенко отметил «НГ»: объявление о создании комитета – первый, но не последний шаг в вопросе сотрудничества России и Турции по сирийскому кризису. «Нужно начинать с чего-то малого. Если я не ошибаюсь, то прежде всего решено определить те условия, которые бы исключали вооруженные столкновения в сирийском воздушном пространстве, на турецко-сирийской границе и в регионе в целом. Комитет будет постоянно действующим, а значит, если подобные меры будут успешными, то появятся и другие формы координации и более тесного сотрудничества», – считает эксперт.

В свою очередь, замдиректора Российского института стратегических исследований Анна Глазова подчеркнула «НГ»: «Сотрудничество России и Турции в области региональной безопасности и по вопросу мирного урегулирования в Сирии – самая важная задача для Москвы в процессе восстановления двусторонних отношений. Когда после встречи президентов Путина и Эрдогана речь заходит о снятии продуктового эмбарго, восстановлении туристического потока или даже о строительстве газопровода, это в большей степени отвечает интересам Турции. А для Москвы принципиально важно, какую позицию занимает Анкара в сирийском вопросе. Полагаю, что восстановление наших отношений было нацелено на то, чтобы страны наконец-то начали сотрудничать в сфере региональной безопасности».

Эксперт отметила, что турецкое руководство, по крайней мере на словах, проявляет готовность скорректировать позицию по Сирии, что очень важно в контексте антитеррористической операции, которая проводится при поддержке российских военных. «В частности, Анкара все эти годы требовала ухода Асада. Сейчас она уже допускает, что хотя бы на переходный период Асад может остаться, поскольку сейчас ему нет реальной альтернативы. Если Турция пойдет на это, то наши отношения стабилизируются и можно будет говорить о возвращении к стратегическому сотрудничеству», – пояснила эксперт.

Глазова напомнила, что отношения Москвы и Анкары начали портиться еще в 2012 году, когда Турция поддержала арабскую весну в Сирии и заставила гражданский самолет, летевший из Москвы в Дамаск, совершить посадку, поскольку поступили сведения, что на его борту якобы находилось оружие для сирийской армии. «С тех пор проблемы нарастали как снежный ком. Только на экономическом сотрудничестве выстроить отношения невозможно. Я уверена, что Сирия будет той лакмусовой бумажкой, которая покажет реальные возможности для восстановления двусторонних связей», – заключила она.

Между тем, как сообщает AFP, глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Анкара всегда призывала Москву проводить совместные операции против ИГ и это предложение остается актуальным.