АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: В центре внимания мировых СМИ остается Турция. Как вы слышали, США вывозит свое ядерное оружие с военной базы Инджирлик. Если бы еще три года назад кто-то озвучил такую новость, мы бы, наверное, посмеялись, а теперь это наша реальность. Более того, уже сейчас идут разговоры о том, что России, возможно, стоит разместить своих военных и в Турции. Леонид Петрович, мы являемся свидетелями каких-то таких огромных, глобальных изменений?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Если брать этот регион, то, пожалуй, да. Конечно, заявления о том, что нам стоит размещать войска в Турции, – это несерьезно. Потому что вообще судьба Турции неясна. Перспектива очень сложная, тяжелая – для Турции, для Эрдогана: и вообще для Турции, и для единства Турции.

Только что мы слышали о постоянных терактах и убийствах. На мой взгляд, на взгляд нашего института, это только начало. Турция, наверное, будет в течение целого ряда лет зоной нестабильности – серьезной нестабильности, с возможным переходом в вооруженные конфликты масштаба гражданской войны и, возможно, даже распада. Надо относиться к этому очень внимательно и серьезно.

То, что мы вышли из тупика в двусторонних отношениях после случая с нашим самолетом, – это, конечно, хорошо. Но мы только вышли из тупика. А дальше каких-либо радужных надежд и перспектив, в общем-то, нет. Разногласия по самому важному вопросу – по Сирии – остаются. Все-таки Турция до сих пор участвует в такой работе по Сирии, которая ведет к распаду этого государства и дележу на три, на четыре части. Того же хотят и американцы, и Саудовская Аравия. Турецкие спецслужбы и турецкие фирмы продолжают контакты, и не контакты…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Даже после встречи Путина с Эрдоганом?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Даже после встречи с Путиным. Недавно, вы можете посмотреть, наши бомбардировщики разбомбили целую колонну нефтевозов, которая шла в сторону турецкой границы. Продолжаются эти поставки нефти. По-прежнему присутствуют на территории Сирии инструкторы или советники, или даже диверсанты, из турецких спецслужб. По-прежнему они там. Несут потери, кстати, и гибнут. Поэтому тут вопрос очень сложный. Может быть, Эрдоган и хочет как-то решить этот вопрос. Ему тоже очень сложно. Он как бы вошел в эту политику. Он, после долгих раздумий, активно вмешался в сирийский процесс, выступил против Асада. Ход назад, вы сами знаете, в политике это очень сложно, дать задний ход. Мы говорили о Меркель. Вот она не может дать задний ход. Придумывает всякие такие забавные оправдания. То же самое с Эрдоганом, дать ход назад очень сложно. Потом, у Эрдогана, у Турции оказалось слишком много противников, недоброжелателей. Соединенные Штаты Америки. Гюлен, собственный продукт, так сказать. Саудовская Аравия – ситуация с ней крайне неясна. Судя по всему, как всегда, лицемерная политика, направленная на то, чтобы поживиться там и в Турции.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: За чужой счет.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да. Есть внутренние противники. Курды. Теперь очень много противников и среди части населения, я думаю, по крайней мере, средиземноморской Турции. Значительная часть населения не поддерживает Эрдогана. 30, 40 процентов. После всех этих арестов, после этого неудавшегося путча. Поэтому ситуация в Турции очень и очень сложная.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Насчет неудавшегося путча. Недавно были обнародованы данные о том, что даже уже появились первые имена агентов ЦРУ, которые координировали неудавшийся военный переворот.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Ну, я бы все-таки сказал так. Что попытка переворота в Турции – это попытка, которая реализована внутренними силами Турции. Но ЦРУ было “при чем”. При этом, я бы сказал так, ЦРУ было при этом. Во-первых, американцы знали. И мы очень хорошо об этом знаем, что американцы знали заранее о том, что это будет. И, судя по всему, помощь и поддержка, отмашка и согласие все-таки этим людям была дана. И имейте в виду, что основные действующие лица переворота – офицеры военно-воздушных сил, военно-морского флота – это люди, которые практически на 90 процентов получили соответствующее военное образование в Соединенных Штатах Америки. Практически все. Летчики особенно. Да и военно-морской флот. И то, что ЦРУ, по меньшей мере, выступало в качестве советника, инструктора, тоже сомневаться не приходится. Но то, что это внутренняя проблема, и то, что люди, которые пошли на переворот, они были противниками Эрдогана и хотели его убрать, ну, представляющие такую кемалийско-прозападную ветвь кемалийского сообщества в Турции.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Да, в кемализме все тоже очень интересно, и пышно, и разнообразно.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, разнообразно, это факт. Что касается Гюлена.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Насчет Гюлена, я вас прерву. Леонид Петрович, у нас за время работы телеканала и нашей программы родилась определенная такая фраза, наша фирменная: “я не сторонник теории заговора, но, мне кажется, он тут есть”. Потому что уж больно все сходится. Летчики учились в США. Летчики, при этом, являются последователями Гюлена. Гюлен находится в США. Нашего летчика над Сирией сбил летчик-гюленист. Как же так получается, что он такой бедный несчастный проповедник – и везде замешан?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Ну, конечно, он не бедный несчастный проповедник. Гюлен создал параллельную сеть в Турции, параллельную государственным органам. И не только в армии, но и в судебной системе эта сеть существует. Вообще, в Турции очень распространены ордена, закрытые всякие организации. В том числе, Гюлен использовал эту тягу турок к таким организациям. Он создал параллельную сеть. Он, кстати, и пытался ее в России создавать, и не так давно. И пытался создавать такие общества дружбы, интеллектуального общения, собрания… Ну, собрать интеллектуалов российских, интеллектуалов турецких, создать такие клубы. Такая система, которые сторонники, как вы говорите, заговоров всегда называют масонская. Ну, нет какого-то определения. Ну, используют вот это старое, уже затертое…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Понятное всем.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Понятное и непонятное всем, да. Но надо иметь в виду, что это реальное государство в государстве. Ну, может быть, не государство, но система в системе. В большой системе своя система. Свои люди везде. Свои люди могут по приказу, по информации сделать то, что было сказано. Поэтому то, что Гюлен связан с американцами, тоже нет никаких сомнений, вот эти факты, которые приводятся. Он там и сидит. Американцы, и наши телезрители уже хорошо знают, работают со всеми. Начиная от ИГИЛ.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Потому что они профессионалы.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Они беспринципные профессионалы. Они … только идея. Америка хозяин, а хозяин может использовать любого раба, как они считают нужным. Самого вшивого, самого забитого. Нужно использовать – используем. Самого красивого, самого сильного – тоже используем. Это их идеология. И уже по работе – 33 года службы в нашей разведке – мне просто уже даже смешно это слушать, там о каких-то принципах ЦРУ. Нет никаких принципов. Принцип один: есть хозяин, хозяин – это Америка, все остальные могут служить. Самые последние бандиты, самые последние убийцы – все могут служить и служат. Поэтому то, что Гюлен связан с ЦРУ, и даже база его находится там, тут ничего удивительного нет. И свою роль гюленовцы, конечно, сыграли. Но я еще хочу обратить ваше внимание на что. Что вот по всем данным и нашим анализам, самолет сбил гюленовец. Что интересно, что Эрдоган не знал о том, что этот самолет будет сбит. У него был общий приказ, общий указ: кто нарушит границу – сбивайте. Эти люди на базе, гюленовцы, американцы, они, прикрываясь, используя, как крышу, этот приказ, и готовили эту провокацию. Цель была только одна: столкнуть Эрдогана с Россией, вооруженный конфликт. Они помнили 8 августа, войну за освобождение Южной Осетии, нападение Саакашвили. И тогда поняли, что Россия сейчас реагирует. Это была провокация.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Очень тонкая, кстати.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Очень тонкая. И сработал-то не Эрдоган, сработал его премьер, Давутоглу, которого он убрал потом с поста премьера. Потому что он понял, что его очень красиво разыграли. А сохранять лицо надо. Извиняться, ну, турецкий диктатор, а мы можем говорить, что Эрдоган, ну, по крайней мере, авторитарный деятель, извиняться перед кем-то – это очень тяжело, очень сложно. И все это вот так развернулось. Мудрый ход, очень мудрый ход нашего руководства, президента, что мы ответили по-другому, как у нас стало модно говорить, асимметрично. То есть, мы не ввязались ни в какие вооруженные ответы.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Просто перекрыли краник.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да. Вот мы сделали так, вот такой наш ответ. И, конечно, те, кто планировал это, ЦРУ и их клевреты, они, конечно, оказались ни с чем, они проиграли. И тогда, наверное, мне так представляется, и нашим аналитикам тоже, решили запустить другой проект.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Переворот.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Переворот. Эрдогана надо убирать. Не только за то, что он как-то там развивает отношения с Россией. Это для него не главное. Мы все-таки должны иметь в виду, что Эрдоган идейный тоже фанатик, фанатик исламский.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Да, исламист.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да. И религиозный, и государственный. Османская Империя тоже маячит там где-то у него в глазах. Он с ИГИЛом не только из-за нефти. И, скорее всего, не из-за нефти. Потому что он чувствует какую-то духовную общность с этими… Да, они экстремисты, они не так действуют. Но они исламисты.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Трудно сейчас быть Эрдоганом. Когда, с одной стороны, приходится дружить с Россией. А с другой стороны, как вы говорите, есть какая-то духовная тонкая связь с ИГИЛ. Как ему быть? Потому что гюленовские сети он подчищает. Но до конца ли.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Очень сложно, я с этого начинал. Ситуация в Турции крайне сложная и крайне тяжелая для Эрдогана. Возврата к американцам нет, он, конечно, уже все видел. И Каддафи, и Милошевича, и Саддама Хусейна. Он понимает, возврата нет. Можно замириться, но потом тебя все равно устранят, убьют.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Зверски.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, причем, могут и зверски, да. Или позорно. Там повесить при всех в подвале, и так далее. Публично. Возврата к американцам нет. Идти на еще более тесное сотрудничество с Россией не позволяют тоже некоторые моменты в его идеологии, его взглядах. То есть, он будет сотрудничать с Россией, будет сотрудничать с Ираном, они никогда особо не прерывали своих отношений. Но вот эта его идейная, я бы сказал, одержимость ему не позволит до конца искренне работать с Россией. Ну, вообще-то, искренность в политике сложная такая штука. Поэтому у него очень-очень сложная ситуация. Тут НАТО, тут Европа.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Тут Россия под боком. Вообще, ИГИЛ, не понятно, что происходит.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Тут Россия, да. ИГИЛ заигрался. Тот же ИГИЛ может развернуться. Если он их бросит, окончательно…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Против него.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Может развернуться против него. Тут курды. И, в этом смысле, положение очень тяжелое.

Подробнее: http://tsargrad.tv/article/2016/08/24/leonid-reshetnikov-jerdogan-v-krajne-slozhnom-polozhenii