– Дмитрий Николаевич, насколько законно было объявление импичмента?

– По-моему оно ничего общего не имеет с Конституцией и законами Бразилии. Насколько мне известно, импичмент может быть объявлен по строго ограниченному перечню преступлений, которые носят уголовный характер и прописаны в Конституции Бразилии. Однако те «финансовые манипуляции», которые приписываются Дилме Русеф, никак не попадают под основной закон.

– Каковы шансы Дилмы Русеф вернуть себе пост президента?

– В настоящее время это возможно только теоретически. Оппозиция настаивала не только на объявлении импичмента, но и на пожизненном отстранении Дилмы Русеф от власти. Я считаю, что если бы выборы проводились сейчас или она смогла бы принять в них участие в 2018 году, то велика вероятность, что ей удалось бы вернуть себе пост. Все будет зависеть от тех мер, которые примет исполняющий обязанности президента Бразилии Мишель Темер. Но если говорить о более долгосрочной перспективе, то там шансы Русеф будут равны нулю.

– Какой вывод должна сделать Россия из этой ситуации?

– На мой взгляд, Россия уже сделала выводы. Перед нами были примеры более жесткого антиконституционного государственного переворота на Украине. Мы просто еще раз убеждаемся, что здесь замешаны страны Запады и США, которые поддержали оппозицию Бразилии. России необходимо принимать все меры, которые ориентированы на сохранение существующего строя.

– Страны Южной Америки уже отозвали своего посла. Нужно ли России это сделать?

– Не стоит делать такие резкие движения, ведь Бразилия – наш ключевой партнер в Латинской Америке. К тому же, это внутреннее дело латиноамериканского гиганта. Вряд ли стоит таким образом вмешиваться в те процессы, которые проходят внутри страны. Импичмент не решил тех проблем Бразилии, которые привели к политическому кризису в стране. Это значит, что коррупционный скандал будет развиваться. Его ключевыми действующими лицами являются оппозиционные деятели, которые стояли у истоков процесса импичмента. Бразильская «Партия трудящихся» – одна из ведущих в стране. Ее поддерживает, как минимум, половина населения. В связи с этим я ожидаю продолжения протестных акций. А резкие шаги, такие как отзыв нашего посла из страны, позитива в настоящий момент не принесут.

– Как повлияет эта ситуация на отношения между странами БРИКС?

– Сложно сказать. С одной стороны, министр иностранных дел временного правительства довольно известный прозападаник и проамериканец. А США очень неравнодушно относятся к укреплению БРИКС. Они вряд ли будут питать теплые чувства к укреплению сотрудничества в рамках этого объединения. Но с другой стороны, Бразилия находится в жестком экономическом кризисе. Ее кредитный рейтинг неоднократно снижался за последние годы. Иностранные заимствования в нынешней ситуации слишком дорогие. Новый банк развития БРИКС предлагает гораздо более мягкие условия по сравнению с другими международными финансовыми институтами. НБР только начал функционировать, и одни из первых кредитных линий были выделены Бразилии на развитие энергетических проектов. Таким образом, сотрудничество в рамках БРИКС будет разделено Бразилией на две части: политический и экономический диалог. В первом случае страна уже не будет так поддерживать Россию, в том числе и в украинском вопросе, как ранее, во втором случае – заинтересованность Бразилии будет сохранена.

– Как вы считаете, нужна ли России такая же демократия, как Бразилии?

– В России и Бразилии демократии складывались по-разному. На южноамериканское государство большое влияние оказывает США. Фактически началом политического кризиса стало разоблачение Эдварда Сноудена, который рассказал, что агент национальной безопасности Америки прослушивал Дилму Русеф. Американское влияние является антидемократичным и антиконституционным, но связи США и Бразилии складывались веками. Поэтому мы вряд ли можем говорить, что в России возможна аналогичная демократия. У нас проходят свои процессы, которые лишь отдаленно напоминают бразильское общество.

Но не будем забывать, что Бразилия тоже пережила достаточно длительный период военной диктатуры, который окончился относительно недавно. И те раны, которые были нанесены бразильскому обществу, все еще сильны. Именно поэтому при объявлении импичмента не было жесткого противостояния и, тем более, гражданской войны.

Беседовала Дарья Панкратова