РФ и США продолжают выполнять в полном объёме положения подписанного ими в 2010 году Договора о сокращении стратегических ядерных наступательных вооружений (Договор СНВ-3). При этом в последнее время в американских СМИ появились сообщения о якобы существующих у Вашингтона планах предложить российской стороне продлить действие этого договора, предельный срок которого истекает в 2021 году, ещё на пять лет.

Как можно судить по высказываниям некоторых российских представителей, Москва в целом готова рассмотреть предложения Вашингтона о продлении срока действия Договора СНВ-3. Если, естественно, они поступят от американской стороны не через СМИ или от представителей экспертного сообщества, а по официальным каналам, как это предусмотрено самим соглашением (статья 14). Вместе с тем также очевидно, что столь раннее рассмотрение вопроса о продлении срока Договора СНВ-3 представляется преждевременным как по формальным признакам, так и по более существенным соображениям.
Преждевременным по той причине, что до прекращения его первоначально оговоренного срока действия остаётся еще почти пять лет. Что же соображений принципиального характера, то российская сторона не раз указывала на ряд факторов, без учёта которых продление Договора СНВ-3 невозможно. Во-первых, это «наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями», а также «возрастающая важность этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений». Это – формулировки из преамбулы Договора СНВ-3.


Соглашения в такой чувствительной сфере, как контроль над вооружениями, могут достигаться только в атмосфере полного доверия и сохранения принципа равенства


Во-вторых, продолжающееся бесконтрольное развёртывание ударно-боевых средств ПРО США и НАТО в непосредственной близости от границ России и в глобальном масштабе.

В-третьих, сохраняющееся тактическое ядерное оружие США на территории четырёх государств Европы и в азиатской части Турции, которое может выполнять как тактические, так и стратегические задачи. Его возможности могут значительно возрасти в связи с появлением в ближайшее время в Европе новой корректируемой ядерной авиабомбы В-61-12.
В-четвёртых, намеченное обновление американских авиационных средств доставки новых типов ядерного оружия в виде истребителей-бомбардировщиков F-35A наземного базирования и F-35C палубного базирования, а также стратегических бомбардировщиков нового поколения В-3.
В-пятых, развитие в США высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении и постепенное продвижение к реализации концепции «Молниеносного глобального удара».
Кроме того, Россия, да и многие другие государства не могут не замечать противодействия со стороны Вашингтона началу переговоров о запрете размещения оружия в космосе. Отсутствует прогресс в ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний на национальном уровне, в том числе со стороны США. Происходит неконтролируемое наращивание со стороны НАТО дисбалансов в обычных вооружениях – в особенности в зонах «передового базирования».
В данном контексте было бы также неправильным не учитывать сохранение в действующей американской ядерной доктрине установки на нанесение первого превентивного и упреждающего ядерного удара, а также понижение порога применения ядерного оружия в этой доктрине. Нет необходимости особо подчёркивать, что соглашения в такой чувствительной сфере, как контроль над вооружениями, могут достигаться только в атмосфере полного доверия и взаимного уважения договаривающихся сторон, сохранения принципа равенства и равной безопасности.
К сожалению, в основополагающих документах США общенационального значения сохраняются неадекватные формулировки относительно действий России на международной арене. До сих пор практически действует необоснованно введенный в отношении нашего государства жёсткий и многосторонний санкционный режим.
Есть и ещё одно существенное обстоятельство, которое в силу своей объективности невозможно исключить или игнорировать в контексте дебатов о судьбе действующего российско-американского Договора СНВ-3. Имеет право на существование мнение, подкреплённое соответствующими расчётами, согласно которому Россия фактически полностью исчерпала возможности для дальнейших шагов на двусторонней основе в этой сфере. И по этой причине необходимо адекватное подключение к соответствующему переговорному процессу всех государств, обладающих ядерно-оружейным потенциалом – в особенности Великобритании и Франции как военных союзников США, имеющих взаимные обязательства в сфере наступательного ядерного сдерживания.