Одна из причин этого в том, что на фоне однозначно прозападной политики грузинской политической элиты наблюдается ухудшение социально-экономического положения, что не может не вызывать недовольства населения. Усиливается и неприятие западных ценностей, навязываемых в противовес православию и традиционному грузинскому укладу, что также способствует сближению с Россией.

У значительной части населения, особенно в приграничных с Россией районах, возрастает желание урегулировать отношения с соседним государством. В большей степени это касается населенных пунктов бывших Казбегского и Горийского районов.

Кстати, наметившийся антизападный тренд подтверждается американским «Международным республиканским институтом» (IRI). Институт, патронируемый сенатором Маккейном, указывает на то, что «грузины, несмотря на позиционирование России в качестве угрозы для суверенитета своей страны (71%), выступают за (59%) продолжение диалога с ней».

Следует отметить, что американские организации IRI и NDI регулярно позволяют себе некоторые манипуляции с количественными показателями опросов, поэтому грузинские эксперты Института Евразии полагают, что процент граждан Грузии, одобряющих диалог с Россией, занижен.

Но для того, чтобы в будущем не сложилась ситуация, аналогичная событиям XVIII века, когда грузины в качестве религиозно-политического ориентира выбрали Россию, прозападные организации в Грузии предпринимают довольно серьезные меры информационно-пропагандистского характера.

Активность высокопоставленных брюссельских чиновников на грузинском политическом поле во многом обусловлена именно этим.

Сессия как предвыборная агитация

Одно из подтверждений – завершившаяся в Тбилиси 8 сентября сессия Североатлантического совета НАТО.

Стоит обратить внимание на то, что визит генерального секретаря и представительной делегации НАТО в Грузию состоялся ровно за месяц до парламентских выборов. От голосования в октябре, в условиях де-факто парламентской республики, зависит дальнейший политический курс Грузии.

Действующий спикер парламента Давид Усупашвили, который является активным сторонником вхождения в альянс, уже поблагодарил генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга за визит в Грузию именно в преддверии выборов.

Очевидно, что сторонники вступления Грузии в альянс расценивают этот визит как поддержку своей политики, направленной на интеграцию в западные международные организации.

В свою очередь Столтенберг на совместной пресс-конференции с президентом Георгием Маргвелашвили заявил, что «отношения Грузии и НАТО прочны как никогда».

Отметив значимость вступления Грузии  в НАТО в контексте «усиления глобальной безопасности», Маргвелашвили подчеркнул, что это вступление является «залогом мира и стабильности в регионе». При этом на совместной пресс-конференции был сделан акцент на значимости нового формата сотрудничества Грузии и НАТО «в вопросе обеспечения безопасности Черноморского региона».

Судя по всему, взятый Столтенбергом курс на интенсификацию партнерских отношений с Грузией будет реализовываться в полную силу уже в краткосрочной перспективе. Так, весенняя сессия Парламентской Ассамблеи будет проходить в будущем году также в Тбилиси.

А также провокация и агитация

Безусловно, реализация проекта «малое НАТО» направлена на формирование антироссийской оси по периметру государственных границ России. «Натовский замок» на внешних границах имеет конкретную цель – ослабление России и дискредитацию ее союзников.

В частности, нынешний генеральный секретарь НАТО известен своей активностью на абхазском и югоосетинском направлениях закавказской политики. Столтенберг комментирует с критических позиций практически все действия властей России, Абхазии и Южной Осетии, направленные на усиление интеграционных процессов. В условиях, когда политическая элита Грузии практически полностью зависит от внешних акторов, реанимация операции «Чистое поле» рассматривается как один из возможных сценариев в будущем. Жесткие и бескомпромиссные заявления Столтенберга, носящие провокационно-наступательный характер, этому способствуют.

Но несмотря на то, что натовские чиновники не раз выражали принципиальную поддержку планов Грузии по вступлению в Североатлантический альянс, итоги двухдневного заседания комиссии НАТО-Грузия не указали даже приблизительные ориентиры этого вступления. На результаты работы комиссии НАТО-Грузия не повлияли ни количественные показатели участия Грузии в миссиях НАТО (в том числе в Афганистане), ни, казалось-бы, реальное сотрудничество, выраженное в открытии в прошлом году Учебного центра и проведении совместных учений.

Отчасти ответ на вопрос «Почему Грузии не предоставляется План действий по членству?» прозвучал в словах Столтенберга, сказанных в той же Национальной библиотеке. «Мы не хотим новой холодной войны и будем искать конструктивный и содержательный диалог с Россией»,- заявил генеральный секретарь.

Ничего подобного Столтенберг не говорил во время итогового общения с президентом и премьер-министром Грузии.

Общие фразы, как и серьезное медийное сопровождение визита натовских чиновников еще раз указывают на то, что ни политическое, ни военное руководство альянса не собирается в обозримой перспективе лишать Грузию мечты о вступлении в НАТО.

Визит делегации НАТО был в большей степени медийно-политическим проектом. Так, одним из знаковых мероприятий в Тбилиси было открытие нового помещения Информационного центра НАТО.

А обилие встреч с представителями НПО, депутатами и молодежью в ходе официального визита указывают на то, что вступление Грузии в альянс будет и далее поддерживаться в качестве виртуального проекта. Одна из главных целей которого – информационное противостояние с Россией.

Европейских военно-политических чиновников Грузия устраивает исключительно в ее нынешнем формате, потому что именно благодаря таким государствам, как Грузия, Молдова и Украина НАТО может объяснить целесообразность своего присутствия на евразийском пространстве.