Назначение жены священника Анны Кузнецовой, сторонницы многодетности и традиционной семьи, на должность уполномоченного по защите прав детей неминуемо должно возбудить в российском обществе очередную волну дискуссии, обязано ли государство искусственно стимулировать рождаемость, можно ли для этого использовать принуждение и насколько эффективной может быть государственная политика в этой сфере.

Дискуссия будет совсем не простой, поскольку в ближайшее время на отечественный рынок труда должны обрушиться последствия демографической ямы 1990-х, и только отчаянные усилия или чудо могут спасти страну от депопуляции. Отсюда известная фраза Анны Кузнецовой, что к 2025 г. половина российских семей должна иметь четверых детей.

После 2000 г., с восстановлением экономики, ситуация с рождаемостью в России стала планомерно улучшаться, однако, уровень естественного прироста так и не был достигнут. Если в 1999 г. число детей на одну женщину (коэффициент фертильности) составлял 1,16, то к 2015 г. он вырос до 1,77, а по итогам нынешнего года ожидают увеличения этого показателя до 1,83. Однако понятно, что для простого воспроизводства населения нужен коэффициент 2 и больше. Роль государственных программ в этой позитивной динамике ничтожна. По данным исследования, проведенного Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), программа материнского капитала, действующая в России с 2007 г., существенно не повлияла на показатель рождаемости в стране. Из бюджета на программу за этот период было потрачено свыше 1 трлн руб., в результате число детей на одну женщину в РФ выросло на 0,15, доля домохозяйств с двумя и более детьми – на 10%. По прогнозу РАНХиГС, через 10 лет в России число женщин в возрасте от 20 до 29 лет уменьшится наполовину, а к 2050 г. население России может сократиться до 113 млн человек, что составит 20-процентное сокращение от сегодняшней численности.

Неизвестно, способно ли государство серьезно увеличивать ассигнования: в прошлом году глава Минтруда Максим Топилин заявил, что «мы исчерпали возможности дополнительного материального стимулирования процессов, связанных с рождаемостью».

Впрочем, заместитель директора Института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров назвал веру в то, что проблему рождаемости можно решить финансовыми стимулами, «одним из самых больших и весьма распространенных заблуждений». По словам эксперта, все, кто будет участвовать в формировании семей в 2025 г., уже родились, многие окончили школу, и про их предпочтения практически все известно. «Никаких признаков моды на многодетность не обнаруживается. Следовательно, массового изменения жизненных стратегий в репродуктивной сфере ожидать не приходится ни при каких затратах. Поэтому можно успокоиться и заявление гражданки Кузнецовой всерьез не рассматривать, то есть «оставить без последствий», – считает Сергей Захаров.

Тем не менее, в экспертном сообществе сегодня фигурирует множество предложений на темы рождаемости – вплоть до различного рода дискриминации бездетных. Начальник сектора демографии, миграции и этнорелигиозных проблем Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов, рекомендует, поскольку рождаемость и смертность зависят от потребления алкоголя, установить особые налоги на производителей и распространителей алкоголя, поступления от которых пойдут в Фонд демографического развития. Также Игорь Белобородов призывает привязать размер пенсий к числу детей.

Подействует ли? Старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Ольга Исупова отмечает, что есть понятие демографического перехода, а именно перехода от высокой смертности и высокой рождаемости к равновесию между низкой смертностью и низкой рождаемостью. «Нет ни одной страны мира, где эти процессы на данный момент удалось бы повернуть вспять и увеличить рождаемость на долгое время. Все, что предпринималось – и репрессивные меры (запрет абортов), и позитивные (разнообразная помощь семье), – приводило только к кратковременному всплеску рождаемости», – утверждает эксперт.