АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Официальный спикер Госдепа на «голубом глазу», говорит: если Россия не пересмотрит свою позицию по Сирии, будут теракты в российских городах. Леонид Петрович, это что такое?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, это, конечно, прямая угроза. Но американцы считают, что они тонкие дипломаты и таким образом сделали осторожный намек русским: “имейте в виду, мы это сделаем”. Они считают, что это очень интеллигентно.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Но получилось просто тупо.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, тупо. Хотя мы сейчас улыбаемся, это все печально. Сделали интеллигентно и тупо.

Но это реальная угроза. Любой малосведущий дипломат, даже молодой и совсем неопытный, поймет, что на дипломатическом языке это прямая угроза: мы будем способствовать или организовывать теракты на вашей территории, мы не будем препятствовать террористам, которых мы контролируем.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Которых они создали сами.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, которых создали, а сейчас в значительной степени, если не полностью контролируют.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: На ваш взгляд, это глупость? Или специально было сказано так нагло?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Специально.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ:  Так нагло, и специально. Трудно поверить, что он на такой позиции это сказал – хотя мы все помним Псаки, но там же не совсем идиоты кромешные.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Нагло – не специально, это у них так топорно получается, потому что американцы вообще топорные люди. У них все топорно получается. Но сказано специально. Это нам прямая подача мяча. Вот, ловите! Вот, что вы получите! А топорно у них многое выходит…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Такое мышление.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, такие методы, такие представления.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Помимо этого, они открыто заявили о том, что рассматривают возможность ударов по сирийской армии. Раньше это у них “по ошибке” случалось – а теперь говорят открыто. Честно и предельно топорно.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Реальная угроза нам, России: не поддерживайте Асада. Какие повстанцы? Бандиты и террористы, а для них они повстанцы.

Американцы приходят туда, где чисто

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Мы все подошли к очень серьезному рубежу. Пытаться дальше согласовать позиции США и России в ситуации, когда у стран различные цели, становится невозможным. Цели различные: мы за единую Сирию с легитимным правительством, а США хотят (если не удастся свергнуть  легитимное правительство), просто ее разделить на 3-4 так называемых новых государства.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ:  Карта Большого Ближнего Востока Ральфа Петерса.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да. Мы еще пытаемся договориться, идем на уступки, а американцы нагло врут. Хорошо, отделяйте умеренных, пожалуйста, отделяйте…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Если они есть.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: И если есть более-менее значительное количество. Ну, отделяйте. Мы не настаиваем на том, что будем лупить по всем. Отделяйте. Но они же этого не делают! Или не могут, или не хотят. Скорее всего, не хотят. В ИГИЛ, в “ан-Нусре” (террористические организации, запрещенные в РФ – прим. Царьград) точно сидят американцы. Тут никаких сомнений нет.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: А “ан-Нусра” – это “Аль-Каида” (террористическая организация, запрещенная в РФ – прим. Царьград)…

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ:  Это “Аль-Каида”.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ:  Которая взорвала башни-близнецы 11 сентября.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, как утверждают американцы. Вообще, политика США – это очень черная политика, грязная во всех смыслах, во всех отношениях. И самое главное, что грязь, которую постоянно производят, они пытаются приписать нам. Все грязные методы, в которых они замешаны, пытаются приписать России, своему оппоненту.

Американцы жаждут разрушения России

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Стоит ли нам ожидать провокаций в Сирии?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Провокации будут. К ним, наверное, наши силы уже готовятся – без провокаций не обойдется. Но тут надо быть твердым. Твердым в отстаивании своих принципиальных позиций. Не надо дергаться, шататься, сворачиваться, куда-то бежать. Мы должны занимать твердую, жесткую позицию. Такие страны, как США, понимают только этот язык.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Только сила.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Сила. Я не говорю – агрессия или размахивание дубиной, но твердая, жесткая позиция. Не поддаваться ни на угрозы, ни на провокации. И, где возможно, отвечать на эти провокации. Как только мы начнем отступать, искать какие-то полукомпромиссные варианты, то заработает принцип “Карфаген должен быть разрушен”. Следующим шагом станет: “Давайте додавим!” Помните, как было в истории…

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Да конечно.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Карфаген заключил мир с Римом, сенатор Катон Старший сказал: “Да, мирный договор хороший, но Карфаген должен быть разрушен!” Еще одна война, еще одно давление, опять отступили, опять заключили. Опять он вставал и говорил: “Но Карфаген должен быть разрушен!”

Сейчас мы видим развалины Карфагена в Тунисе. Если уж мы взялись за сирийскую проблему, то ее надо решать таким образом – твердо отстаивая свои позиции, не прогибаясь под угрозами.

Угрозы могут остаться вербальными угрозами. Какие-то провокации возможны. Но на широкомасштабные действия, мне кажется, Соединенные Штаты сейчас не готовы.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Вы сказали тонко: нужно быть спокойными в Сирии. Я вспомнил строчки из “Боже, Царя храни”: “Царство ей стройное, в силе спокойное”. Нам надо быть таким государством?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ:  Да, в силе спокойное.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Но обязательно в силе – чтобы все понимали, что шутки плохи и не дай Бог связаться.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: На мой взгляд, мы сейчас такую позицию демонстрируем на международной арене. Мы готовы к переговорам, но в то же время держимся достойно и с силой, не просто с бумажным самолетиком. Мы показываем, что у нас есть сила.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: Могут у кого-то сдать нервы?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Могу стопроцентно утверждать, что у нашего президента нервы не сдадут.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: А там? У тех, кто придет к власти?

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: А вот там… Там такие странные люди рвутся к власти, может быть, все. Нервы сдадут, наверное, у тех, кто толкает этих людей к власти, кто стоит за ними. Во всяком случае, за Клинтон. Это возможно. И такое впечатление, что тот же Пентагон не всегда учитывает позицию Госдепа.

АНДРЕЙ АФАНАСЬЕВ: ФБР не учитывает позицию других силовиков.

ЛЕОНИД РЕШЕТНИКОВ: Да, и в общем там, в США ситуация непростая. Весьма непростая.