Иван Владимирович, недавно скончался президент Узбекистана Ислам Каримов. Какое наследие он оставил после себя новому президенту республики?

– Безусловно, Ислам Каримов оставил после себя добрую память среди народа Узбекистана. Он запомнится здесь в первую очередь как основатель и первый лидер независимого узбекского государства. Так или иначе, Ислам Каримов много сделал для того, чтобы Узбекская Советская Социалистическая Республика трансформировалась в современное государство Узбекистан.

А как же критика Каримова? Его назвали одним из самых жестоких диктаторов современности.

Ислам Каримов был бессменным главой Узбекистана на протяжении 27 лет: еще  в 1989 году он стал последним первым секретарем Центрального комитета Компартии Узбекской ССР. И основным предметом критики в его адрес был его авторитарный стиль правления. Но в защиту Ислама Абдуганиевича (Каримова – прим. авт.) скажу, что вариантов других в его ситуации не было. Поскольку в момент распада Союза ситуация вообще в стране и в частности в Центральной Азии была очень непростая. Узбекистана тоже был в нелёгком положении. Здесь совершенно отчетливо проявился кризис позднего советского периода со всеми нюансами ещё и региональными: экономические проблемы сплелись с межнациональными и межконфессиональными конфликтами. Все это грозило привести к взрыву.

Тогда перед руководством Узбекистана стали очевидны серьезнейшие проблемы в области экономики, так как в советские годы она была очень специфичной. Основной отраслью хозяйства в республике было хлопководство, теснейшим образом связанное с текстильной промышленностью, по большей части расположенной на территории России. И на фоне распада советских хозяйственных связей необходимо было как-то находить альтернативу. В значительной мере это удалось.

А чего именно удалось избежать?

– По факту экономика Узбекистана испытала в процентном отношении наименьший упадок из всех бывших советских республик. Структура экономики Узбекистана постепенно трансформировалась. По мере того, как советский период уходил в прошлое, хлопководство уже перестало играть столь доминирующую роль. Экономика республики стала более диверсифицированной. Много внимания сам Ислам Каримов уделил развитию новых отраслей промышленности, например машиностроению. Собственно, отрасль  автомобилестроения была практически создана в Узбекистане с нуля. Немало усилий было уделено развитию нефтегазового сектора.

И каких же результатов удалось добиться?

– Сейчас Узбекистан значительную часть своих потребностей в энергоресурсах обеспечивает за счет собственной нефтегазовой продукции, хотя частично приходится закупать нефть в том же соседнем Казахстане. Поскольку население все-таки многочисленное, и потребление энергоресурсов растет. В целом, на этом направлении были достигнуты заметные успехи.

Как-то все слишком радужно получается. Неужели все проблемы удалось решить?

– Конечно, не всё так радужно. Узбекская экономика утратила самые передовые отрасли производства. В качестве самого яркого примера приведу Ташкентский авиазавод имени Чкалова, который несколько лет назад фактически был закрыт как авиапредприятие. Таки образом, авиастроение в Узбекистане исчезло. Хотя в своё время это был один из лучших авиазаводов не только в СССР, но и в мире. Однако удержать эту отрасль оказалось невозможным в реальных условиях.

Что касается социальной сферы, то типичная черта Узбекистана – это высочайшая демографическая динамика. Когда Союз распадался, в Узбекистане населения было меньше 20 млн. человек. Сейчас уже порядка 32 млн. человек. Такой рост населения и особенности его возрастной структуры – там очень молодое население – создаёт серьёзные вызовы для руководства страны. Необходимо трудоустраивать, лечить, учить,  обеспечивать всем необходимым массу населения при довольно ограниченных ресурсах. В частности, сельскохозяйственных и водных. Водная проблема в Узбекистане стоит вообще особняком. На этом фоне трудовая миграция – в первую очередь в Россию – стала для Узбекистана очень существенным подспорьем. В некоторые годы денежные переводы работающих в России граждан достигали уровня в 20 – 25 % ВВП страны.

Это все вызовы, которые пришлось принять на себя Исламу Каримову?

– Серьезнейшим вызовом стали межэтнические конфликты, которые потрясли постсоветское пространство. В Узбекистане уже в конце 80-х годов вспыхнул целый ряд межэтнических столкновений. Так, в Ферганской долине, вспыхнули столкновения узбеков с турками-месхетинцами. По периметру южных границ Узбекистана вспыхнула череда межэтнических конфликтов: в Киргизии и особенно в Таджикистане, где до 1997 года шла гражданская война, тяжелейшая и с огромными жертвами. Постоянной головной болью оставался Афганистан. После вывода из него советских войск, как известно, ситуация там стабильнее не стала. Так что Узбекистан постоянно находился в полукольце непростых соседей от Киргизии до Афганистана.

Все это, естественно, вкупе со специфичными восточными традициями, которые в Узбекистане никогда не исчезали, ограничило коридор возможностей для руководства страны. И сложилась та система управления, какая есть.

А как бы Вы охарактеризовали эту систему?

– Это жесткая президентская власть, которую критики подчас называют авторитарной или деспотической, с де-факто несменяемым президентом и парламентом, функции которого достаточно ограничены. Очень большими полномочиями в стране обладают силовые структуры, о «свободных СМИ» всерьез говорить не приходится. Но при этом надо сказать, что государственный аппарат в Узбекистане оказался одним из наиболее эффективных из всех постсоветских государств. И в частности это было продемонстрировано после смерти президента Каримова, ни исполнительная, ни законодательная ветви власти не пришли в замешательство. Здесь смогли быстро и без каких-либо потрясений принять решение об избрании преемника. В настоящее время временно исполняющим обязанности президента является премьер-министр Шавкат Мирзиеев, который принадлежит к ближнему кругу Ислама Каримова.

Изменятся ли отношения Узбекистана с Россией уходом Каримова?

– С учётом опыта узбекской государственности, достаточно успешного опыта, можно сказать, что именно в Узбекистане ситуация наиболее предсказуемая из всех стран региона. Принципиальных перемен в отношениях с Россией скорее всего не произойдет. Узбекистан будет придерживаться того же, что и прежде, курса на обеспечение собственной политической независимости, поддержание прежнего баланса в отношениях во внешней политике. Отношения с иностранными государствами будут преимущественно выстраиваться на двухсторонней основе. На принципах поддержания баланса республика будет выстраивать отношения с Россией, Китаем и прочими крупными геополитическими силами.

А как само население Узбекистана относится к вероятному президентству Шавката Мирзиеева?

– Насколько можно судить, настроение в стране спокойное. Вообще для политики, тем более для политики восточных стран, очень важен момент предсказуемости. Когда заранее известно, исходя из каких принципов будут приниматься важные решения, кто будет за них нести ответственность.

Вы сказали, что у Узбекистана курс на независимость. А чем независимость Узбекистана отличается от независимости той же России или США?

– Независимость, вообще говоря, является понятием достаточно относительным. В случае Узбекистана можно говорить о том, что для Ташкента было приоритетно, и будет оставаться впредь обеспечение национальных интересов. Сохранение для себя возможности максимальной свободы политического выбора. Уклонение от принятия на себя каких-либо сверхобязательств во внешней политике, не вступать в военные блоки и союзы. Узбекистан, скорее всего, будет и далее уклоняться от участия в ОДКБ, в котором он состоял ранее. Собственно, об этом и говорится в их Концепции внешнеэкономической политики, принятой в 2012 году.

Речь идёт о том, что Ташкент будет стремиться по возможности удерживать баланс и держаться равноудалено от крупных внешнеполитических сил, таких как Россия и США. С тем, чтобы не оказаться на стороне одной из конфликтующих сторон.

Беседовала Ксения Ширяева