— Несмотря на многочисленные протесты населения и даже со стороны союзников по коалиции в правительстве, Ангела Меркель упорно проводит политику открытых дверей. С вашей точки зрения, с чем это связано?

— Можно прямо сказать, что Ангела Меркель все-таки не самостоятельна в своих решениях, а как и вся Германия, находится в зависимом положении и под контролем США. Каковы конкретно рычаги воздействия на Меркель — трудно сказать, но они явно есть, потому что ее политика в отношении России, Украины и по другим вопросам круто изменилась после визита в Вашингтон.

Долгое время Меркель выступала как человек, поддерживающий идею развития контактов с Россией, и мы очень далеко продвинулись по пути экономического, культурного, политического сотрудничества. В Германии возник целый слой бизнесменов, людей науки, культуры, которые были ориентированы на углубление отношений с Россией. Госпожа Меркель сама этому активно способствовала. Потом вдруг — очень резкое торможение и поворот.

Германию воспринимают часто как локомотив Евросоюза, за ней такой бренд укрепился. В определенном смысле это было и остается правдой. Но мы не учитываем один момент: Германия продолжает оставаться побежденной страной. А победитель во Второй мировой войне один — это Соединенные Штаты Америки. Мы выиграли, одержали победу в Великой Отечественной, защитили свою Родину, дошли до Берлина. Но результаты Второй мировой войны оказались в руках только одной страны — США.

Была устранена Германия как конкурент полностью, Франция — тоже, Англия ушла в тень. Победитель продиктовал свои условия, которые Германия, находившаяся в начале пути возрождения как страна, вынуждена была принять, чтобы получить необходимые финансовые средства. Целый ряд обязательств Германия строго выполняла при всех канцлерах. Тогда их было довольно легко выполнять, потому что существовало разделение на Советский Союз с группой союзников и западный мир, который под руководством США вел с нами непримиримую холодную войну.

Но после 1991 года идеологическая причина противоборства вроде бы отпала, появились возможности для очень выгодного для Германии сотрудничества. Им не хватало экономических возможностей, нужно было идти на Восток, и немцы этому обрадовались.

Но вот хозяин включает кнопку: «Остановиться, тормознуться! Возник кризис — Украина, а вы — наш союзник, но ведете себя недостаточно активно». Судя по всему, на саму госпожу канцлера у американцев есть некий компромат, потому что она вынуждена была совершить такой крутой поворот в отношении России.

А ведь линия, которую она проводила до этого, была частью ее убеждений. Меркель вошла во власть не просто как прагматик, а как приверженец политики открытых дверей, толерантности, многокультурности. И когда начался процесс нашествия мигрантов, подогреваемый еще потребностью в рабочих руках в Германии, страна все-таки продолжала развиваться. Это привело к тому, что Ангела Меркель одобрила происходящее, поставила на него.

Здесь опять же сыграло роль и влияние США, которые заинтересованы в расширении эмигрантского потока, чтобы оказывать давление на Европу. Там тоже до сих пор не все хотят ходить по одной американской струнке. В общем, канцлер Меркель начинала эту деятельность весьма активно, и сейчас ей очень трудно повернуть назад. Это будет потеря лица, капитуляция.

Хотя очень много недовольных, протестующих — не только на территории бывшей ГДР, среди левых и правых сил, но и среди центристов. Германия оказалась в определенном тупике, потому что ее зависимость от Соединенных Штатов, которые связывают руки, значительно больше, чем у Франции или Испании.

— А эта зависимость закреплена в каких-то документах, может быть, секретных протоколах?

— Есть секретные протоколы, которые мы не имеем возможности прочесть. Они составлялись как раз в 1946-1948 годах, когда создавалась Федеративная Республика Германия. За это Германия получила очень большие вливания в экономику. Говорят о чуде Аденауэра. И, действительно, имел место огромный вклад умов предприимчивых немцев, организаторски очень крепких, сильных, умелых. Но едва ли удалось бы добиться такого прорыва без мощных финансовых инъекций.

Аналогичным образом создавался и социалистический лагерь. Советскому Союзу, Сталину тоже пришлось выполнять ряд условий в образованных странах народной демократии: сохранить там многопартийность, не проводить жесткой коллективизации, не преследовать Церковь. Мы приняли эти предложения.

Но США затеяли уже другую игру. После смерти Рузвельта они опустили железный занавес. Не мы были инициаторами холодной войны, но нам пришлось выстраивать политику в соответствии с новыми мировыми реалиями. Мы не проиграли Вторую мировую войну, но не сумели воспользоваться ее плодами. А реальным победителем стала Америка. В Германии до сих пор больше всего американских баз, пунктов, мест их расположения.

— Из-за позиции США в экономическом плане, потому что введен был доллар как мировая валюта?

— Они стали хозяевами мира. Они контролировали весь мир, кроме СССР и его ближайших союзников. В этом смысле американцы воспользовались полностью реальными плодами победы, которую мы обеспечили — с их участием, конечно, этого никто не отрицает.

Если оглянуться назад, в прошлое, тому же фашизму, Германии времен Гитлера, оказывалась огромная поддержка Соединенными Штатами. Одновременно Америка поддерживала в эти же годы Советский Союз в осуществлении индустриализации нашей страны, помогала очень мощно. Зачем американцы это делали? Чтобы потом две страны, набравшие силу, столкнуть в войне?

Примерно такая же ситуация развязала и Первую мировую, только тогда законодателем мод была Англия. И она то же самое делала с Германией и Россией, подталкивая нас к войне. Вообще, со второй половины XIX века задачей наших соперников, наших конкурентов было сталкивать государства лбами – независимо от того, какой строй существовал в той или иной стране.

Годы, десятилетия совместного проживания давали не только войны, давали и союзы, и взаимное культурное проникновение в наших с Германией отношениях. И сейчас американцы снова видят своей целью не допустить этого сближения. Потому что иначе появляется центр силы в Европе, неподконтрольный США.

Это актуально для Америки тем более, что она явственно слабеет. Она напоминает Советский Союз второй половины 80-х годов — со всеми ужимками, прыжками, президентами, все очень похоже. В то же время набирает силу Россия — несмотря на проблемы, в том числе и экономические. Это так же очевидно, что бы ни говорили за рубежом или у нас.

И когда идет такой процесс, у Германии тоже прибавляется уверенности. Она вдруг видит, что тот, кто дергал за ниточки, все реже дергает, все слабее, а тот, к кому она стремилась, показывает все большую самостоятельность. Так в Германии появляются настроения: в конце концов мы должны освободиться, у нас есть свой выбор, нам более выгодно экономически и даже культурно сотрудничать со странами, с которыми мы традиционно близки.

Думаю, эта линия характерна и для всей Европы, а не только для Германии. Эта альтернатива европейского развития будет набирать размах. Тем больший, чем чуднее ведут себя американцы. А ведь, согласитесь, нынешние их выборы — даже не чудо в кавычках, это фарс!

Для немцев, французов и англичан, так же как и для нас, все это зримо и понятно. И когда американцы говорят о своих союзниках, хочется им посоветовать: «Ребята, вы так надоели всем в Европе — просто поезжайте туда, пообщайтесь, походите по большим городам и послушайте, что люди говорят». Нам, приезжающим из России, легче обрести единомышленников, чем им.

Я часто туда езжу, и мы быстро находим общий язык. Он базируется на критике американцев. Простые люди останавливают даже на улицах, слыша русскую речь. Такого раньше не было никогда. Да, некоторые симпатизировали, но только идеологические сторонники, приверженцы левых коммунистических партий. Сейчас же голоса сочувствующих раздаются со всех сторон.

Бесспорно, в Германии есть очень преданные США люди, они служат американским идеям. Основная линия борьбы идет между Соединенными Штатами с их союзниками и Россией, потому что Россию не хотят видеть в качестве одного из главных факторов мировой политики. Из-за этого все началось еще несколько столетий назад и продолжается, независимо от политических режимов.

Что ж, идея создания единого мирового государства приносит только большие неприятности. Конечно, малые страны будут тяготеть к тем, с кем, по традиции, они связаны историческими, экономическими узами: кто-то к России, кто-то к Германии, Испании и т.д. Но в целом необходимо идти по пути развития национальной самостоятельности. Мир должен быть многополярным.

Беседовала Любовь Люлько

К публикации подготовил Юрий Кондратьев