Если открыть австрийское издание Der Standard, то там можно прочесть такую мысль: учитывая, что Путин и Эрдоган встречаются уже третий раз за последние два месяца, Турция просто устала от странного поведения Штатов, их бесконечных обещаний, и решила сделать ставку на Путина. В том числе, и благодаря поиску компромиссов в сирийском конфликте, где, в общем и целом, интересы двух стран сильно разнятся.

«В таком же контексте рассуждают и все турецкие эксперты. В турецких СМИ появляется огромное число статей, где отмечается, что на фоне негативного отношения к США Анкара должна сближаться с Россией для решения экономических и политических вопросов. Антиамериканские настроения заметны и в России, и в Турции: на этом сходстве можно выстроить определенные схемы сотрудничества на региональном уровне. Другой вопрос, что антиамериканизм является хорошей базой для тактического союза, но его может быть недостаточно для серьезного фундамента, для развития стратегических отношений между странами. А так как цели в регионе у нас разнятся, и прийти к какому-то общему знаменателю крайне сложно», — комментирует руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова.

Австрийские журналисты, развивая мысль об отношениях Москвы и Анкары, предположили, что Турция получила согласие России, начиная наступление в Сирии: за это Эрдоган совсем перестал критиковать действия ВКС РФ. По словам Глазовой, визит Путина как раз нацелен на то, чтобы обсудить, в первую очередь, проблемы региональной безопасности и ситуации в Сирии, и если не совпадать с Анкарой по всем вопросам, то найти какие-то точки соприкосновения и действовать сообща для урегулирования конфликта.

«Вторжение турецкой армии на территорию Сирии произошло после того, как Россия и Турция начали период сближения, и президент Эрдоган побывал в Петербурге. Потом мировое сообщество достаточно спокойно отреагировало на этот факт, и реакция российского МИД была довольно спокойной. Как минимум, турецкое руководство проинформировало Россию о своих планах, объяснив свои действия тем, что та территория, где сейчас находятся турецкие войска (западнее реки Евфрат) — та зона, которую Анкара считает зоной жизненно важных интересов. Красную линию по реке Евфрат турецкое руководство провело еще год назад, обозначив ее как территорию, которую не могут занимать войска курдского ополчения. И когда курды взяли Манбидж, который находился за этой линией, турецкая армия отреагировала жестко», — считает эксперт ФАН.

Несмотря на то, что цели у России и Турции в Сирии разные, обе стороны ищут какие-то компромиссы. Ну, и антиамериканские настроения никто не отменял.

«Есть два основных пункта, по которым сейчас наблюдаются острые противоречия между Турцией и США. Во-первых, турецкое руководство в довольно жесткой форме требует от Вашингтона прекратить поддержку сирийских курдов, предлагая им выбрать между курдами и дружбой с Турцией. И второй момент — выдача Гюлена, которого в Анкаре обвиняют в организации и подготовке военного переворота. Эти антиамериканские настроения еще больше усилились после подозрений властей о том, что США как минимум были проинформированы о готовящемся военном перевороте и могли принимать в этом какое-то участие. Отношения между двумя союзниками переживают худшие времена за всю новейшую историю, это правда», — резюмировала руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Анна Глазова.