Сейчас весь мир следит за новостями из Ташкента, где уже больше месяца происходят крайне важные для страны, региона и мира (без иронии!) события, связанные с транзитом власти.

Тем временем американская бюрократическая машина наконец-то пересекла черту, символизирующую старт в странах Центрально-Азиатского региона реализации проекта “ЦА: конкурентоспособность, торговля, рабочие места” Агентства по международному развитию США (USAID). На этот проект разрешено истратить свыше 23 млн долларов американских налогоплательщиков. Сумма приличная, но и не такая уж впечатляющая, о каких обычно отчитывается Азиатский банк развития. Однако американское правительство — это не частная лавочка, оно кредитов не дает и процентов не просит, а если тратит деньги, то только преследуя такую выгоду, как повышение безопасности США.

В чём здесь дело? После паузы, вызванной уходом войск западной коалиции из Афганистана, американцев начал беспокоить вакуум их влияния, который образовался в таких странах ЦАР, как Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Совсем как в популярной песне: “В Намангане яблоки зреют ароматные. На меня не смотришь ты, — это неприятно мне!”.

Для исправления ситуации решено было придумать что-то экономическое, но базис подвести стратегический. С точки зрения внешнеполитического проектирования, все придумано безупречно. Опять же, без иронии. Итак — налицо экономический кризис. В России возможность заработать съежилась, спрос на рабочие руки мигрантов уменьшился. В самой “пятерке” появилось еще больше безработных и недовольных. С другой стороны, игиловцев на Ближнем Востоке в массе своей рано или поздно задавят. Тогда профессиональные террористы-активисты, вероятнее всего, перебегут в страны ЦА. Стабильность в регионе и так всегда была под большим вопросом, а когда эти фанатики укоренятся на местной благодатной почве, то они к черту разнесут все скрепы государственности. Возникнет то, что в американской политологии уже получило определение как «террористический рай в мягком подбрюшье России». Но бог с ней, с Россией. Ведь эти строители «мирового халифата» начнут угрожать территории самих США, устраивая в городах и на объектах инфраструктуры террористические акты. Америка под ударом! Надо что-то делать!

Здесь-то и было решено заняться делом, которое в России определенно назвали бы богоугодным: заранее отвлечь узбеков, таджиков и других от хорошо оплачиваемого террористического промысла за счет создания на американские деньги привлекательных рабочих мест в рамках развития какого-нибудь сектора экономики, который был бы конкурентоспособен и содействовал бы активизации региональной торговли, развитию дорожной, логистической и таможенной инфраструктуры.

С этого места и начнется самое интересное: американцы хотят построить в ЦА нечто вроде “общего фруктового рынка”. Исходные представления в общем правильные, но неисчерпывающие. Узбекистан, например, рассматривается как великая фруктовая держава. С этим соглашаемся. Казахстан?— не очень великая, но в южных районах там садоводство хорошо развито. Тут у меня пошли воспоминания детства. При Сталине именно великолепнейший алма-атинский апорт, а не мандарины были визитной карточкой кремлевских елок. В конце 1980-х годов мне довелось посмотреть на эти сады на горных склонах. От старости они засыхали, новых не закладывалось. Апорт сейчас почти исчез. Туркменистан? Американцы утверждают, что страна может при правильном подходе завалить весь мир дынями и сухофруктами. Что-то сомнительно. Таджикистан и Кыргызстан во фруктовой теме идут как бы через запятую, но, думается, здесь потенциал как раз неплохой, хотя с Узбекистаном не сравнить. Второй посыл плана, однако, вызывает оторопь. Известно, что ранее, да и сегодня, основными потребителями среднеазиатских фруктов являлись “северяне” — в первую очередь Россия. Со времен СССР фруктовые составы-рефрижераторы неслись в Москву, Ленинград, Мурманск, на Урал, в Сибирь. На Крайний Север были организованы, например, регулярные “фруктовые рейсы” из Ташкента. Это все в прошлом и вообще — все не правильно, считают новые стратеги. Истинное возрождение начнется тогда, когда страны ЦА начнут торговать плодами садов и бахчей между собой и выйдут на новые рынки — завалят своей продукцией страны Южной Азии (под которыми подразумеваются лишь Афганистан, Пакистан и Индия). Здесь, однако, есть сложность. В такой постановке вопроса надо думать о дорогах, холодильниках, пристанционных складах и логистических центрах. Это все есть на северном направлении, но на южном — почти ноль.

Кроме того, надо разобраться с таможенным законодательством — зачем фруктам через все границы проходить стопроцентный контроль. Долой эти препоны, считает USAID! Ну и так далее. Вот и будет конкурентоспособность. Будут новые рабочие места. Такая вот маниловщина.

В “сухом остатке”, однако, деньги, которые можно истратить. Это, напомним, 23 миллиона долларов. Они пойдут, разумеется, не на закладку садов, бахчей и виноградников. Они пойдут на приобретение (в первую очередь в Узбекистане) “агентов фруктового влияния” — инициаторов, координаторов, юристов, экспертов, специалистов по работе с местными бизнесменами, легальных лоббистов и пр. Разумеется, за правильностью и эффективностью расходования выделенных средств на местном уровне надо вести строгий контроль. А это уже дело гражданских активистов, членов неправительственных организаций и прочих уже “агентов политического влияния”. Они, как яблочки, от яблоньки-посольства далеко не откатятся. Так и решится вопрос о заполнении вакуума влияния в ЦА. Сразу оговоримся: как относиться к подобным планам — сугубо внутреннее дело суверенных государств. Надо только опять вспомнить задорные слова популярной песни с необходимой политической инверсией смысла: “Может, вовсе не ко мне ты приходишь в сад, а отведать яблоки, сладкий виноград!”…