Результатом визита президента России в Турцию стали масштабные договорённости в области энергетики, продовольствия, а также сотрудничества по сирийскому вопросу. Как заявил Владимир Путин после переговоров с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, стороны договорились и дальше предпринимать усилия для полной нормализации отношений. Доказательством этому стало подписание межправительственного соглашения о строительстве газопровода «Турецкий поток», а также распоряжение правительства РФ о снятии запрета на ввоз в Россию турецких цитрусовых. Эксперты рассказали АиФ.ru насколько можно доверять достигнутым договорённостям, однажды уже потерянным по вине турецкой стороны.

«На 100 процентов никому доверять нельзя. И залогом выполнения договорённостей являются не особые моральные качества тех или иных политических лидеров, а выгодность этих соглашений для обеих сторон. А они действительно выгодны и России, и Турции», — рассуждает член Общественной палаты России, политолог Сергей Марков.

По его словам, достигнув договорённостей о «Турецком потоке», Анкара получает не только газ со скидкой, но и становится большим энергетическим хабом для Европы в целом. В этой связи не менее важной договорённостью является строительство при помощи России АЭС «Аккую». По оценке специалистов, договорённости по атомной станции имеют даже больший экономический вес, чем по «Турецкому потоку».

«Речь идёт не просто об одной атомной станции, а о целой их серии. Плюс ещё и содействие России формированию турецкой атомной промышленности, которая будет развиваться в тесном союзе с российской. Это, конечно, выгодно. Плюс открытие рынка для турецкой сельхозпродукии. По новым условиям, Россия получает больше возможностей открытия турецкого рынка для российской сельхозпродукции, то есть преимущества для нашей пшеницы, птицы и свинины. Возможно, есть также какие-то договоренности по Сирии, но, думаю, что пока они в закрытом формате, и мы о них ничего не узнаем», — говорит эксперт.

По его словам, безусловно, Турция не откажется при этом от сотрудничества с ЕС, обладающего огромным политическим влиянием.

«Для неё это огромный регион, где денег гораздо больше, чем у нас. Эрдогану от ЕС нужно много чего получать, поэтому он будет развивать отношения и с Евросоюзом и с Россией. Он будет улучшать отношения на одном фронте, используя это для укрепления своей позиции на другом», — говорит Марков.

Глава Центра политической информации Алексей Мухин также считает, что глава Турции ведёт конъюнктурную политику. «Вполне вероятно, что президент Турции, пытаясь расширить свое политическое пространство, готов идти на уступки России и США. Действия его команды подтверждают, что Эрдоган учёл уроки неудавшегося военного переворота и сейчас пытается вернуться в большую политику. Понятно, что Россия ему нужна для того, чтобы привлечь внимание США. Поэтому ряд договоренностей экономического плана, которые подтверждены и закреплены документально, конечно, придётся выполнять, но все остальное — заверения в дружбе, клятвы верности — нужно делить на 40», — говорит Мухин, убеждённый, что глобальной целью президента Турции является возвращение к партнёрству с США.

По его мнению, США не имеют ничего против этого после ряда провалов в Сирии, Ливии, Ираке, а также неудавшегося госпереворота в Турции.

«У США нет политического контроля над этими территориями, поэтому Эрдоган, безусловно, является их стратегическим партнером. То, что сейчас декларируется обратное, — разговоры в пользу бедных, потому что в будущем это будет именно так. Просто Эрдоган идёт к этому возобновлённому партнёрству с новыми преференциями для себя вот таким сложным путем: через Россию», — говорит Мухин.

Эксперт уверен, что выдача проповедника Гюлена, организовавшего, как считает Эрдоган, госпереворот, является определённым козырем, которым он хочет загнать США в угол.

«США не могут выдать Гюлена в принципе, и Эрдоган это прекрасно понимает. Так что он ничем не рискует, когда требует от США невозможного», — полагает эксперт.

Глава Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова также считает, что вместе с плюсами Россия получила и зону рисков.

«Конечно, всё, что касается возобновления экономического сотрудничества между нашими странами, безусловно, очень позитивный сигнал, потому что мы активно взаимодействовали на протяжении 15-20 лет, и это шло на пользу обоим государствам. Стороны подписали очень важный документ, который касается двух энергетических проектов: атомной станции “Аккую” и газопровода “Турецкий поток”. Это было представлено как большая победа России и Турции. Как мне представляется, в этих двух проектах, конечно, заложены как политические, так и экономические риски для России, о которых мы не должны забывать», — считает Глазова.

По её словам, в первую очередь речь идет о «Турецком потоке», договорённость о строительстве которого была достигнута задолго до кризиса в отношениях между Россией и Турцией, ещё в декабре 2014 года, но турецкая сторона всячески затягивала его реализацию именно по политическим мотивам.

«Сейчас, когда есть желание завершить этот проект, нужно понимать, что он будет реализовываться за российские деньги. Как было подчеркнуто на двусторонней встрече, это мы реализуем турецкую мечту: стремление Турции стать энергетическим хабом. И это, конечно, большие риски для России. Потому что Турция уже сейчас становится таким хабом, и более того, в перспективе она будет иметь возможность получать газ из других источников. Уже сейчас заканчивается строительство газопровода „Танап“, по которому газ в Турцию пойдет из Азербайджана, а из Турции по трансадриатическому газопроводу он будет идти в Европу, в том числе на территорию Греции, которую мы рассматриваем как потенциального покупателя российского газа», — рассуждает эксперт.

По её словам, после снятия санкций с Ирана будут реализованы договорённости о поставках иранского газа в Турцию с крупнейшего месторождения Южный Парс. Кроме того, отмечает Глазова, Турция планирует покупать газ с территории иракского Курдистана, а также из других источников.

«То есть для турецкой стороны, не обладающей месторождениями, не будет недостатка в поставщиках энергоносителей. Существует риск того, что Турция будет торговаться с теми, кто поставляет этот газ, и будет требовать снижать цену. Собственно, это уже произошло сейчас в момент подписания договора, мы снизили цену на газ», — говорит Глазова, не исключая, что после того, как «Турецкий поток» будет построен, а миллиарды долларов на него — потрачены, Турция может вновь потребовать пересмотреть условия договора.

По её словам, второй серьёзный риск после кризиса в отношениях в том, что цели России и Турции на Ближнем Востоке не всегда совпадают.

«Это означает, что в дальнейшем не исключены разногласия по политическим вопросам. Поэтому, к сожалению, сейчас приходится констатировать, что Турция получает экономический рычаг давления на Россию в случае появления новых проблем, потому что кран от трубы находится в руках Анкары», — отметила Анна Глазова.