Возможное влияние новых санкций

Как считает Улюкаев, местный бизнес уже адаптировался к закрытым рынкам капитала за рубежом. Доступ на глобальные рынки капитала закрыт для российских заемщиков практически полностью, но задолженность компаний уменьшается, а их финансовое состояние улучшается, отметил глава МЭР.

«Само по себе введение новых санкций не вызывает шок для экономики, остановки банков или компаний.  Когда говорят, что санкции не влияют на текущие действия компании и банков, то имеется в виду, что они не создают краткосрочных шоков. Но в  сущности введение с 2014 года секторальных санкции  в отношении России, и закрытие рынков капитала привело  к тому, что российские компании не могут занять, по самым скромным оценкам, около 100 млрд долларов.

Компании компенсируют эти средства за счет сокращения инвестиционных программ. Санкции влияют на более долгосрочные вопросы, сокращая инвестиционные возможности российского бизнеса, а к краткосрочным последствиям компании действительно адаптировались», – комментирует «Экономике сегодня» руководитель лаборатории анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Александр Абрамов.

Как считает эксперт, возможные санкции будут носить, скорее всего, точечный характер в отношении отдельных компаний и корпораций. «В определенной степени сложнее становится работать в плане заимствований технологий и приобретения высокотехнологичной продукции. Но с точки зрения бизнеса, государственные корпорации практически не страдают из-за санкций. Теоретически новые санкции могут быть выборочно направлены против отдельных юридических лиц», – продолжает эксперт.

Риски для экономики от санкций 

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований РИСИ Николай Трошин в свою очередь отмечает, что пока разговор о санкциях идет лишь в самом общем ключе. «Какие-то дальнейшие расширения тех санкций, которые уже применяются, действительно никакого эффекта дать не смогут в связи с уже заявленной адаптацией российской экономики к их действию.

Мы отработали новые механизмы для получения финансовых ресурсов, переориентировали свои торговые потоки, поэтому надо очень сильно подумать, чтобы изобрести новый механизм экономического давления. К тому же западные страны уже сами устали от действия этих санкций, которые наносят не столько нам ущерб, сколько бьют по их собственным интересам. В особенности для Европы, которая никак не может разогнать темпы экономического роста, поэтому дополнительные санкции не в их интересах.

Наиболее сложный период связанный с ограничением заимствований за рубежом мы уже прошли. Основная проблема была связана даже не с выдачей новых кредитов, а тем, что нам не пролонгировали старые. И мы вынуждены были в срочном порядке изыскивать средства для того, чтобы гасить свои валютные долги. Это оказывало давления на курс рубля, вызывало отток валюты из страны  и создавало риски как для отдельных компаний, так и для государства.

На сегодня все эти риски пройдены, и налажен механизм, который в случаях резких колебаний позволит восполнить нехватку ликвидности.  Да и статистика последних дней говорит о том, что отток капитала в этом году будет практически нулевой. По факту это подтверждение того, что финансовые санкции фактически не работают», – резюмирует наш собеседник.

Андрей Петров