ДУШАНБЕ, 13 окт — Sputnik. На прошлой неделе Королевский исламский центр стратегических исследований Аммана опубликовал очередной рейтинг, точнее список 500 самых влиятельных мусульман мира. Среди них, уже в третий раз, оказался и президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Эксперты не сомневаются, что попал он туда за дела достойные, но вот за какие именно?

Дмитрий Попов, руководитель Уральского информационно-аналитического центра РИСИ (Российский институт стратегических исследований):

— В Конституции Республики Таджикистан зафиксировано, что она является светским государством, а религиозные объединения здесь отделены от госаппарата и не могут вмешиваться в государственные дела. Сам президент Эмомали Рахмон известен не как практикующий мусульманин, а как сторонник светского пути развития Таджикистана и, более того, последовательный оппонент сил, выступавших под лозунгами политического ислама, — объясняет Попов.

Конечно же, по его словам, как опытный политик Эмомали Рахмон не может не учитывать в своей деятельности тот факт, что подавляющее большинство населения страны исповедуют ислам. Он систематически поздравляет жителей с религиозными праздниками, подчеркивает в своих речах мусульманскую идентичность таджикского народа и так далее.

«Но в сущности, это никак не меняет линию президента в части государственного строительства, в соответствии с принципами, заложенными в конституции РТ», — говорит эксперт.

По словам Попова, в данный рейтинг включены те лица, которые оказывали наиболее заметное влияние на мусульманскую общину или от имени мусульманской общины.

— Это и духовные лидеры, и политики, и спортсмены, и артисты и даже экстремисты (хотя особо указывается, что взглядов последних авторы не разделяют), — отмечает он. — То есть речь идет не о глубине исповедуемого религиозного чувства, а о степени воздействия через принимаемые решения на других мусульман. И по этому критерию, безусловно, в современном Таджикистане едва ли найдется более влиятельный политик, чем действующий глава государства.

Кстати, от Таджикистана в топ-500 попал еще один представитель, который, правда, прошел несколько по иной категории — «управление делами религии». Им стал глава Совета улемов Исламского центра Таджикистана Саидмукаррам Абдулкодирзода, которого исследователи определили как «назначаемого государством верховного муфтия». Это вполне логично, особенно в условиях исчезнувшей с политической сцены Таджикистана альтернативы в лице ПИВТ, — заключил Дмитрий Попов.

«Эмомали Рахмон успешно борется с импортом религиозного экстремизма»

По мнению таджикского политолога Абдугани Мамадазимова, основным фактором включения Эмомали Рахмона в данный список, стало его малое паломничество (умра) со всей семьей в самом начале текущего года в Мекку и Медину, когда он вошел в Каабу, что доступно (с личного разрешения саудовского короля) лишь очень ограниченному количеству людей.

Известный таджикский журналист, Нурали Давлат не знает, исходя из каких соображений составляют рейтинг именно 500 самых влиятельных людей и как они определяются.

— В этот список очень часто попадают президенты бывших мусульманских республик СССР. Я думаю и другие президенты региона скоро будут в этом списке, некоторые уже и были, ведь структура, которая составляет рейтинг, судя по названию, официальная.

Несколько лет назад в этот рейтинг попал и лидер ныне запрещенной в РТ партии Исламского возрождения Мухиддин Кабири. Он вошел в список как влиятельный политик.

Место, которое занял в 2013 году Кабири, не указывается, так как в рейтинге расстановка дана только для первых 50 мест, для остальных 450 участников места не определяются.

— Мухиддин Кабири призывал к решению проблем в стране, призывал к амнистии заключенных — сторонников оппозиции во время гражданской войны. Также ему удалось спасти от раскола самую сильную оппозиционную партию в республике и многократно увеличить количество своих сторонников путем развития и трансформации философии партии. Это указывалось в отчете того рейтинга, — говорит политический обозреватель на условиях анонимности.

Что касается Эмомали Рахмона, то, по мнению обозревателя, глава Таджикистана, вероятно, вошел в список за то, что «продолжает успешно бороться с импортом религиозного экстремизма».

— В 2009 году был принят закон «О свободе совести и религиозных объединениях», который поставил под запрет деятельность некоторых других конфессий, а также в чем-то ограничил права мусульман, например, было запрещено посещение мечетей женщинам и подросткам до 18 лет; было строго запрещено молиться на рабочем месте. Был запрет на хиджабы и никабы. Наконец, что важнее всего — много лет по инициативе властей на Родину возвращается молодежь, проходящая учебу в различных религиозных учебных заведениях других стран.
Многие указанный закон и прочие инициативы правительства критиковали и критикуют до сих пор, но на самом деле все это принесло нам только лишь пользу, — говорит эксперт.

Очередной список 500 самых влиятельных мусульман (The Muslim 500-2017) был опубликован 6 октября Королевским исламским центром стратегических исследований Аммана при поддержке Центра мусульманско-христианского взаимопонимания в Джорджтауне. Список публикуется ежегодно с 2009 года.

Представляя Эмомали Рахмона, авторы публикации отмечают, что он занимает пост президента Таджикистана с 1993 года, подчеркивая его переизбрание в 2013 году на четвертый срок. Также отмечается, что президент Таджикистана совершил хадж, а в 2007 году отказался от славянского суффикса «ов» в своей фамилии (Рахмонов).

О Саидмукарраме Абдулкодирзода в публикации говорится, что он является главой мусульман Таджикистана, которые в основном исповедуют суннитское течение ислама ханафитского толка. Также по данным исследования, в Таджикистане отмечается развитие накшбандии — одно из течений суфизма.

Между тем попал в список и Дилшод Назаров, как мусульманин, который получил олимпийскую золотую медаль в 2016 году в Бразилии.