Объединенная группировка войск

Путин также поручил Минобороны совместно с МИД РФ провести переговоры с армянской стороной и подписать от имени Российской Федерации указанное соглашение. Как сообщалось ранее, в число основных задач группировки входит прикрытие сухопутной части госграницы России и Армении, в том числе совместно с силами и средствами системы коллективной безопасности ОДКБ.

Как появление объединенной группировки войск отразится на оборонных возможностях Армении, и каким образом сотрудничество Москвы и Еревана в рамках ОГВ будет коррелировать с форматом ОДКБ, «Экономике сегодня» рассказал руководитель сектора Кавказских исследований РИСИ Артур Атаев:

«Объединенная группировка появилась не сегодня. Первая декада октября этого года ознаменована совместными учениями подразделений двух стран. Более того, официальные СМИ, сообщили, что хотя совместными учениями руководил армянский генерал-майор Андраник Макарян, команды отдавались главой объединенной группировки сил на русском языке.

Объединенная группировка войск не помешает сотрудничеству по линии ОДКБ

Да, те учения были приурочены к 25-ой годовщине независимости Армении, но я отмечу, что они имеют в определенном контексте регулярную основу. Армянские военные продолжительное время принимают участие в учениях ОДКБ, вспомним хотя бы «Взаимодействие-2016». Поэтому сегодняшнее решение Путина, которое получило обнародование в форме поддержки предложения правительства о подписании соглашения, является по факту уже формализацией существующего механизма взаимодействие российских сил с вооруженными силами ряда кавказских государств.

Можно привести в пример создание аналогичных подразделений в Абхазии и соответствующих контактов с местными вооруженными силами. На мой взгляд, это не наращивание какой-то мощи, а констатация уже существующих довольно серьезных контактов между Арменией и Россией. И, конечно, здесь ни в коем случае не нужно привязывать карабахский контекст. Ранее мы неоднократно заявляли, что Карабахский конфликт имеет форму урегулирования в формате минской группы. Военное урегулирование конфликта не в наших интересах, и создание  объединенной группировки войск к нему не имеет отношения.

Что касается противостояния проектов ОГВ и ОДКБ, то думаю, что здесь нет никакого антагонизма, многосторонний вектор сотрудничества не исключает двусторонний формат. Учения, проходящие происходят в рамках ОДКБ в Средней Азии, например на военных полигонах в Киргизии, не всегда интересны Армении в силу географических причин.

Также обстоит дело и со среднеазиатскими странами – участниками ОДКБ. Им довольно трудно принимать участие в кавказских учениях, так в регионе для них нет откровенного геополитического военного интереса. Формат ОДКБ не исключает взаимодействий в рамках ОГВ Россия –Армения. Напомню, ранее уже прошла ратификация соглашения о создании российско-армянской системы ПВО, то есть российско—армянская система ПВО уже существует. Все объективные предпосылки располагают к тому, что ОГВ будет работать в полномасштабном военном формате, включая совместные учения».

Андрей Петров