К.Затулин: Является ли победа Радева в Болгарии, Додона в Молдавии, а может быть, даже Трампа в Соединённых Штатах отражением некой общей тенденции или это просто совпадение? И какое значение все это имеет для климата международных отношений?

Леонид Решетников: Безусловно, это тенденция. И тенденция общая, мировая даже тенденция. Всё-таки те силы, которые контролируют западный мир и частично азиатский мир, они сейчас находятся в кризисе. Люди, народ потихоньку начинает понимать, что выход из тяжёлой ситуации, в которую попали их страны, это смена лиц, смена курса, смена всей этой системы. Я бы её назвал, либеральной системы, которая десятилетиями уже износила и Европу, и Соединённые Штаты, и всю Азию. И вы посмотрите, началось всё-таки с Брэкзита. Началось с Англии.

К.Затулин: То есть это точка отсчёта?

Л.Решетников: Да. Потом Трамп, тут же идёт Болгария, тут же идёт Молдавия. В то же время практически жёстко укрепляется позиция Венгрии, Орбана. Это тоже этот процесс. Везде правые консерваторы или их как называют, ультра, как западники их называют, везде прорываются в парламенты, расширяют своё присутствие.

К.Затулин: Вы согласны, Георгий Львович?

Георгий Мурадов (постоянный представитель Республики Крым при Президенте РФ, Чрезвычайный и полномочный посол): Я с этой оценкой согласен, но я думаю, что точка отсчёта, всё-таки немного раньше мы ее должны искать. Это события на Украине, которые вызвали перелом международных отношений. Затем последовали трещины во всём мироустройстве. И конечно же Крымская весна, которая явилась не только точкой сборки Русского мира, но и пробным камнем, насколько сможет устоять вот старая система. Тем более она была дополнена мощнейшей агрессией против России. И в информационной сфере, и в политической. Да в общем-то и военные приготовления активнейшим образом стали вестись со стороны Запада.

К.Затулин: Мы счастливы узнать, что Болгария и Молдова в мейнстриме, они попадают в общемировую тенденцию. Они как-то там ей противоречат. Является ли это вот это сближение с Россией или предложение сблизиться, восстановить прежде разрушенные связи, или неразвитые, является ли это вот ключевым элементом предвыборной программы Радева, Додона? Как вы считаете? В отличие от их оппонентов.

Г.Мурадов: Что касается Молдавии и Додона, безусловно. Кстати, Молдавия и остаётся страной Содружества Независимых Государств. И он под этими лозунгами возобновления сотрудничества с Россией, перспективы вхождения в Евразийский экономический союз, он под этими лозунгами шёл на выборы.

К.Затулин: Ну, мы об этом поговорим, да.

Г.Мурадов: Что касается Радева, ну он тоже позитивно настроен и понимает необходимость восстановления тесных связей исторических, которые у Болгарии всегда существовали. Но не будем забывать, Болгария остаётся членом НАТО.

К.Затулин: Возможны ли реальные изменения отношений Болгарии и России по итогам президентских выборов, и в чём оно может выразиться?

Л.Решетников: Ну, Болгария всё-таки парламентская республика. Результат победы Радева всё-таки другой. То, что Бойко Борисов, руководитель правительства подал в отставку. И начинается, я думаю, затяжной политический кризис, и кризис на несколько месяцев, и нам надо ждать внеочередных парламентских выборов. Я предполагаю, что весной обязательно будут расписаны тем же Радевым внеочередные выборы. Вот тогда, тогда мы можем посмотреть.

К.Затулин: Кстати, ситуация похожа и на молдавскую.

Г.Мурадов: По моей оценке тоже весной, скорее всего, будут выборы. Но мне кажется, что есть некий замысел и у Бойко Борисова. Его отставка не означает, что он уйдёт с политической арены. Он подготовит эти выборы, и ГЕРБ по влиянию, по всем рейтингам всё равно на первом месте остаётся.

К.Затулин: Будут ли оправданы ожидания тех избирателей, которые как раз оценили внешнеполитическую программу Радева и его желание восстановить отношения с Россией?

Л.Решетников: Ну вот смотрите. По крайней мере, вот сейчас президент Плевнелиев удивительно глупый и неинтеллигентный человек. Это мягкая характеристика. То есть те оскорбления, те вопли, те демонстрации. Он же демонстративно всё это делал. Визит в Киев или заявление по Крыму. Конечно, этого не будет. Всё это уйдёт, и это уже плюс. Радевым всё-таки будет создаваться нормальная атмосфера, которой нам сейчас не хватает в отношениях с Болгарией.

К.Затулин: Хорошо.

Г.Мурадов: Это востребовано болгарским обществом, безусловно. Потому что опять же болгары всё равно относятся к нашей общей цивилизации, к нашей общей семье. Поэтому они не воспринимают эту агрессивность, которая проявляется к России и со стороны болгарских официальных лиц, и вообще со стороны западно-европейцев. Принимают это, как нечто абсолютно нездоровое, необычное, не отвечающее интересам Болгарии.

К.Затулин: Это вам так хочется думать или..?

Г.Мурадов: Нет. Я думаю, что Радев как раз очень внимательно проводил всё исследование внутренней ситуации. И он почувствовал настрой народа на то, что необходимо восстановление доброго сотрудничества с Россией.

К.Затулин: В чём реально будет состоять изменения, например, курса Молдовы? Там тоже победил, как мы знаем, кандидат, которого называют пророссийским.

Г.Мурадов: Что касается Игоря Николаевича Додона, то он неоднократно это подчёркивал, и это тоже правильно. Он промолдавский кандидат, а интересы Молдавии в данном случае, безусловно, вместе с Россией.

Л.Решетников: Мы не должны забывать, что при всех позитивах, которые произошли там, с тех пор, когда мы ушли из этих стран. Мы же бросили их. Они не могут быть полностью независимыми, они должны быть с кем-то. Новой Кубы и нового Фиделя мы не родим. И они не родят. Ну не получается. Они должны быть с кем-то. Мы ушли, в эту свободную зону залезли наши партнёры любимые.

К.Затулин: Вы не преувеличиваете?

Л.Решетников: Нет. Они очень укрепились, эти силы. Каким образом? Они создали свою псевдоэлиту – вот эту первую, о которой вы сказали – и эта пена сидит везде. В лице элементарных, примитивных агентов, в лице просто идейно преданных, воспитанных, прошедших курсы, визиты, дружеские связи. И эти люди рассованы. Они, может, представляют 7-8% населения, но они все оказались вверху. И плюс, конечно, средства массовой информации. Здесь полное господство либеральных газет, телевидения, каналов и в той, и в другой стране. Каналы патриотические, национальные – это крайняя редкость. И то какой-нибудь частный бизнесмен, вот он содержит этот канал.

Г.Мурадов: Общественное сознание в этих странах уже серьёзно переформатировано. Это абсолютный факт.

К.Затулин: И не в нашу сторону.

Г.Мурадов: И я считаю. Конечно, не в нашу. И я считаю, нашей большой ошибкой прошлых десятилетий, во всяком случае, полутора предыдущих десятилетий, от 90-го года до начала 2000-х, то что вся ставка делалась на экономизацию отношений.

Л.Решетников: Абсолютно верно.

Г.Мурадов: Потому что за экономикой, как мы видели вот в украинском варианте, при украинском развитии событий, в момент это всё меняется. Главные вещи – это образование, во-первых. А во-вторых, это информационные средства.

К.Затулин: Вот я и хочу задать такой вопрос. Вот верите ли вы в пророссийского президента Радева, в пророссийского президента Додона?

Г.Мурадов: Этот вопрос и по Трампу задаётся – верим ли мы. Конечно, надо говорить, что мы верим их предвыборным заявлениям, их линии намеченной, а дальше будем смотреть, как всё будет развиваться. Мы надеемся на то, что эта линия будет развиваться именно в направлении восстановления, развития сотрудничества.

К.Затулин: У нас презумпция невиновности по отношению к их намерениям.

Г.Мурадов: Безусловно.

К.Затулин: Мы не должны на этом этапе подозревать их в обмане.

Л.Решетников: Нет. Мы только должны и нашим телезрителям, и нашей общественности говорить о том, что это трудные задачи. И у Додона, и у Радева.

К.Затулин: Хорошо. Вот Игорь Додон заявляет о своей готовности решить приднестровскую проблему или, точнее, урегулировать приднестровский конфликт через федерализацию. Вот насколько в данном случае актуален ну, к примеру, план Козака, и будет ли согласно на нахождение в одном государстве с Молдовой Приднестровье?

Г.Мурадов: Прежде всего, конечно, это вопрос договорённостей сторон. Я, насколько знаю контакты между Социалистической партией Молдовы и приднестровским руководством были. Они достаточно стабильно развивались. Поэтому движение в этом направлении, если будет намечено и желаемо с обеих сторон, то я не сомневаюсь, что Россия только поддержит такую позицию.

К.Затулин: Что может дать России сближение вот с этими двумя государствами – Болгарией и Молдовой? То есть это самая бедная страна Евросоюза – Болгария, а самая бедная страна СНГ – Молдова. Что это нам даёт?

Г.Мурадов: Константин Фёдорович, буду с вами спорить. Это тот самый экономистический подход. Мы всё считаем там по бедности и богатости. Это страны нашей древней, старой, многовековой цивилизации. И Болгария, и Молдова. У нас культура, у нас духовность. У нас сознание как раз такое в этих странах, которое подвержено нашему воздействию, которое восприимчиво нашему влиянию. А не только экономические дела. Хотя и с точки зрения экономики, если взять Молдавию, конечно, её экономика — она дополняет российскую. Это сельское хозяйство, это переработка сельхозпродукции. Многие, многие другие вещи. Да и Болгарская тоже. А вот к европейской экономике — ну вот они оказываются совсем ненужными, неинтересными для Европы. Поэтому они и стали самыми бедными. С Россией они будут по-другому развиваться. Вспомните, была специализация, между прочим. И внутри Советского Союза, и в рамках стран СЭВ. Это всё было отработано, и каждая страна имела свою правильную нишу.

Л.Решетников: Я полностью согласен с Георгием Львовичем, но добавлю наш геополитический интерес. Болгария для нас – это ворота на Балканы. Балканы – традиционная зона нашего экономического, культурного, духовного присутствия влияния. Без Болгарии, без таких ворот, нам очень трудно попасть и в Сербию, и в Черногорию, и в Грецию. Мы просто отрезаны от них. Поэтому для нас в этом смысле Болгария очень важна. И с геополитической точки зрения Молдавия. Молдавия же – это на границе раскола двух цивилизаций. Западной цивилизации и нашей цивилизации. И нам, конечно, эту страну, которая на расколе, надо и поддерживать, и укреплять с ними отношения, потому что это наша граница. Граница наша не в районе Брянска.

К.Затулин: То есть мы не сиюминутную выгоду ищем, а на долгий период как бы вот пытаемся выстроить политику на Балканах.

Резюме К.Затулина: Итак, налицо некая общемировая тенденция. Решение о выходе Великобритании из Европейского союза, победа Трампа в США, а теперь Радева и Додона в соседних странах СНГ и Европейского союза. Эти события не могут быть объяснены в рамках привычной с советских времен модели борьбы «левых» с «правыми». Победителями оказываются те, кто высказывается за здравый смысл, опирается на национальные корни и традиции, умеет считать деньги и подозрительно относится к попыткам бюрократии надуть простых людей.

Сможет ли Россия использовать новую волну в своих интересах? Вполне возможно, но не обязательно. Если мы сами внутри страны будем уходить от того, к чему приходят в ближнем и дальнем зарубежье, то диалог с новыми лицами не состоится. Гадания на кофейной гуще – выполнят ли пресловутые пророссийские кандидаты, став президентами, свои обещания, – сами по себе ничего не стоят. Нам самим нужно мобилизоваться, удвоить и утроить усилия для создания новых рабочих мест и подъема экономики, активизироваться на пространстве СНГ. Так победим.

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи через неделю в это же время на канале ТВ-Центр.