Аналитики обращают внимание, что в ходе предвыборной кампании Трамп практически не позволял себе антироссийских высказываний. Но предвыборная риторика далеко не всегда совпадает с последующей реальной политикой. И вряд ли, став хозяином Белого дома, он сразу сможет пойти на какие-то резкие шаги, кардинально меняющие международную политику США.

Россия не значится в рабочем списке приоритетов новой администрации Трампа в военной сфере, сообщил накануне журнал «Форин полиси» со ссылкой на документ. Как отмечает издание, среди главных приоритетных задач в сфере обороны новой администрации перечислены «разработка стратегии по уничтожению ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство»), усиление ВС США и устранение бюджетных ограничений на их модернизацию, создание комплексного подхода по обеспечению безопасности в киберпространстве, а также повышение эффективности работы Пентагона».

Между тем в последние месяцы представители Пентагона неоднократно заявляли о российской угрозе как о первоочередной. Например, председатель Комитета начальников штабов ВС США Джозеф Данфорд и другие американские военачальники называли ее «экзистенциальной угрозой», подчеркивает журнал.

В переходной команде Трампа изданию сообщили, что данный перечень «не является исчерпывающим». Обсуждать приоритеты оборонной политики формируемой администрации избранного президента США Дональда Трампа пока преждевременно, заявил в среду журналистам представитель переходного штаба Джейсон Миллер.

Неясно также, какие рекомендации в отношении РФ будет давать Дональду Трампу Джеймс Мэттис по прозвищу Бешеный пес, который должен сменить на посту главы Пентагона Эштона Картера. Ранее он не раз резко критически высказывался о России.

Новая команда и заявка на новый курс

«Это уже если не новый курс, то во всяком случае некая заявка на новый курс, – полагает старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований Сергей Михайлов. – Особенно в свете выдвижения на пост госсекретаря Рекса Тиллерсона, которого в Америке антитрамповская общественность клеймит чуть ли не как российского агента». «Если мы посмотрим на команду Трампа – Рекс Тиллерсон, советник по национальной безопасности Майкл Флинн – это люди, которые тоже явно не считают Россию главной угрозой. И поэтому такой документ является логическим продолжением подобного подхода», – сказал он.

«Что касается Пентагона, в последние годы, после прихода Эштона Картера на пост министра обороны, военное ведомство отличалось повышенной боязнью мифической военной угрозы, – продолжил эксперт. – На его место приходит Джеймс Мэттис – тоже непростой человек. Но пока он еще ничего про Россию не говорил. Вполне возможно, что Трамп постарается устроить систему сдержек и противовесов».

В свою очередь научный сотрудник сектора США и Латинской Америки РИСИ Константин Блохин отметил, что сейчас «многие гадают, почему в команде Трампа много людей с диаметрально противоположными взглядами – от русофилов до русофобов».

«Это вопрос управленческий – президент будет смотреть за конкуренцией между ними, и это позволит проводить конкурентный анализ. Последнее слово все равно останется за ним. Пока в заявлениях Трампа ничего антироссийского нет. Он исходит из понимания того, что внешнеполитический курс США требует значительной корректировки», – сказал аналитик.

Главное – прагматизм

«Документ, который составляет будущая администрация Трампа, имеет важное значение, в том числе и для военной политики», – заявил военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал отечества» Виктор Мураховский. По его мнению, «это не значит, что США становятся каким-то миролюбивым государством», но они «выбирают в военной и внешнеполитической области гораздо более прагматичный курс, который опирается на реальные угрозы и реальные возможности США». «Во многом прежние администрации, в том числе и уходящая ныне, опирались на идеологические штампы о распространении по всему миру демократии, что на практике вело к бомбардировкам различных стран и беспардонному военному вмешательству», – сказал эксперт.

«Если посмотреть на то, что предлагает Трамп и его военные советники, они более прагматичны, – считает Мураховский. – Ведь Россия на самом деле не угрожает США».

Новый вызов – Китай

«Для Трампа существует новый главный вызов национальной безопасности – это Китай», – считает Блохин. Для нового главы Белого дома главным будет получение стратегического перевеса над Китаем, уверен он. «А сдерживать одновременно Китай и Россию невозможно», – полагает эксперт.

Резких шагов не будет, но от обещаний Трамп не отойдет

«В любом случае, став хозяином Белого дома, Трамп вряд ли сможет пойти на какие-то резкие шаги, кардинально меняющие международную политику США, потому что существует слишком много ограничений, – считает завотделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. – Не нужно путать предвыборную кампанию с президентской программой». С другой стороны, указал он, «Трамп не может позволить себе и серьезные шаги в строну от своих принципиальных предвыборных установок». «В этом смысле Россия не рассматривалась в качестве одной из потенциальных угроз, а как партнер, с которым Трамп хотел бы наладить сотрудничество», – сказал эксперт.

Показать Пентагону, кто в доме хозяин

Что касается Пентагона, то в последнее время, при Обаме, представители военного ведомства позволяли себе высказывания, которые расходились с общими политическими установками, считает Данилов.

«В любом случае Трампу нужно брать под контроль силовое и разведывательное сообщества, на которые администрация Обамы делала большие ставки в предвыборной борьбе. Трамп в любом случае должен показать, кто в доме хозяин. Но военные в принципе не должны испытывать недовольства: Трамп ведь не сказал, что он будет уменьшать военный бюджет. Речь идет о возможности корректировки курса, и пока неясно, насколько существенной она будет», – сказал аналитик. –0–лм/по/вб