Операция проходила в два этапа. В ходе первого из них было освобождено 115 кварталов города. Также были созданы семь гуманитарных коридоров, по которым Алеппо смогли покинуть порядка 110 тысяч мирных жителей. На этом этапе около 9 тысяч боевиков сложили оружие — большая их часть были амнистированы согласно распоряжению президента САР Башара Асада.

Второй этап был связан с освобождением южной части все еще контролируемых боевиками территорий. Он начался 15 декабря и сейчас успешно завершен. «В результате удалось создать условия и возможности с нашими турецкими коллегами, с нашими коллегами из Ирана и, конечно, с сирийскими властями для выхода в течение этих дней почти 34 тысяч человек. Большая часть из них — это мужчины, 14 тысяч, но при этом 8,5 тысячи детей и примерно столько же женщин», — отметил глава российского оборонного ведомства. Освобождение Алеппо, констатировал Шойгу, является существенным шагом для достижения режима перемирия по всей территории Сирии.

Со своей стороны, Владимир Путин поблагодарил генерала Шойгу за проделанную им и его ведомством работу и добавил, что Россия вместе со своими союзниками, конечно же, и дальше будет делать все возможное для достижения договоренности о прекращении огня в Сирии.

Каковы перспективы мира для Сирии теперь, когда Алеппо, наконец, возвращается в руки законного правительства? Как скоро можно будет рассчитывать на установление режима тишины и где? С этими вопросами Федеральное агентство новостей обратилось к ряду своих постоянных экспертов, военных аналитиков и политологов.

«Освобождение Алеппо — самая масштабная в истории военно-гуманитарная операция», — прежде всего, заявил востоковед и военный политолог Борис Подопригора. Никогда еще боевые действия не сопровождались такой масштабной операцией гуманитарного характера как та, что была организованна и осуществлена Россией и ее союзниками.

«Логика действий российской стороны в Алеппо была оптимальной, учитывая тяжелое положение дел в Сирийской Арабской Республике, учитывая то, что на протяжении последних лет страна, фактически, была разорвана в клочья, — приводит свою точку зрения Юрий Котенок, военный эксперт, начальник сектора по работе со СМИ и общественностью РИСИ. — Что касается перспектив установления перемирия, то, мне кажется, слова Путина и Шойгу на этот счет адресованы в первую очередь к новой президентской администрации в США. Освобождение Алеппо может стать хорошей базой для дальнейших переговоров с Дональдом Трампом по вопросу сирийского урегулирования».

Перспектива установления действенного режима тишины в Сирии стала реальностью. Тем не менее, продолжает Юрий Котенок, следует признать, что это все еще весьма отдаленная перспектива.

 «Ракка, Дейр-эз-Зор, другие регионы Сирии все еще остаются рассадниками терроризма и экстремизма. Алеппо освобождено — и это большой успех, но это лишь один из эпизодов. Сирийская армия обескровлена. Ее численности не хватает на то, чтобы вести интенсивные боевые действия по всем необходимым направлениям. Этим сейчас пользуется противник, активно перемещающий свои силы и наносящий удары по наиболее болезненным участкам и линиям коммуникациям. Мы видели это на примере падения Пальмиры», — резюмирует эксперт РИСИ.

Антон Мардасов, начальник отдела исследований ближневосточных конфликтов Института инновационного развития, настроен более оптимистично. Окончание операции в Алеппо, ввод батальона военной полиции с целью осуществление контроля над освобожденной территорией — все это приведет к заморозке ситуации по всем основным фронтам сирийской гражданской войны. В некоторых областях страны отсюда — не такой уж большой шаг до настоящего перемирия.

«Формальное перемирие возможно на юге Сирии. Это провинции Эль-Кунейтра и Даръа. Как ни странно, я думаю, подобного соглашения удастся достигнуть и в провинции Идлиб, и на примыкающих к ней территориях — то есть в некоторых регионах провинций Алеппо и Хама. Заморозка этих линий соприкосновения, в свою очередь, позволит России и сирийским войскам более активно сосредоточиться на войне против «Исламского государства», — подводит итог Мардасов.

Иван Верихов