Как Вы думаете, можно ли связывать арест пророссийских публицистов с рядом текущих российско-белорусских конфликтов? В частности, с газовым конфликтом и конфликтом по линии Россельхознадзора, по версии белорусской стороны, вводящего несправедливые барьеры для белорусских товаров. То есть, можно ли рассматривать версию, что задержанные журналисты для белорусского руководства являются своеобразным инструментом давления на Россию?

Торгово-экономические споры — обычное дело для российско-белорусских отношений. У нас вообще отношения скорее не союзные, а торговые: вы нам то, тогда мы вам это. Причём это касается и хорошего, и плохого. А вот арест пророссийских журналистов — это действие из ряда вон выходящее, такого ещё не было. Тут проблема в другом: в Москве растёт недовольство политикой Минска, тем его курсом, который был взят в 2014 году. Ведь в конфликте между Россией и Украиной, как бы Минск ни играл в нейтралитет, а всё же на деле он был именно с Украиной, и это сыграло немалую роль. Проявлением этого недовольства стали показанные этой осенью передачи на центральных телеканалах, в которых обсуждался рост белорусского национализма и заигрывание власти с ним. И вот это уже серьёзно: не просто какие-то там сайты, а общегосударственное телевидение. Так что их аресты имеют самую простую цель: заткнуть в Белоруссии голоса тех, кто говорит и пишет об этом и, несомненно, влияет на информационный фон. Тех, кого заткнуть невозможно просто по их личным качествам, арестовали. И да, наверняка выйдут они нескоро.

Какова главная (и истинная) причина их задержания, на Ваш взгляд? Насколько справедливы вменяемые им обвинения?

Абсолютно несправедливы. То есть всё обстоит противоположным образом. Это наиболее определённые сторонники интеграции Белоруссии с Россией, защитники всего того, что у наших стран есть общего. А их обвиняют — прямо согласно с геббельсовским принципом пропаганды — в разжигании розни между Россией и Белоруссией.

Как Вы оцениваете реакцию официальной России. В частности, заявления посла России в Белоруссии, который считает арест публицистов обоснованным?

Ну у нас там такой посол, что, я думаю, он был как раз очень рад всему этому. По моим впечатлениям, он сторонник белорусизации и всех этих процессов формирования белорусской нации. То, что она формируется на антирусских основаниях, его явно не волнует. К чему привели эти процессы в соседней Украине, мы видим. И там российским послам тоже всё нравилось. Вы помните хоть одно заявление российских послов в Киеве против официальной антирусской пропаганды? Почему же в Минске должно быть иначе?

Это наша старая проблема: Россия хочет дружить с Киевом и Минском, но в этих странах есть население (и в том числе журналисты и общественные деятели), которое очень недовольно официальным национализмом. Той государственной идеологией, которая имеет определённо русофобский характер и ведёт к формированию атмосферы вражды к России. Но эти голоса протеста, взывая к Москве, мешают ей проводить политику «дружбы народов» с чиновничьими кланами при власти. Возникает головная боль, желание от всех них как-то избавиться: «Эти русские вообще всем мешаются». Так что нет ничего удивительного, если какой-нибудь крупный российский чиновник как-нибудь за рюмкой чая хлопает по плечу своего зарубежного коллегу и говорит: «Слушай, ну чё ты с этими русскими никак разобраться не можешь? Ну засади ты их, пусть не вякают!» А тот только рад.

Ведь если тех же журналистов прежде не сажали, то только из-за опасений, что Россия будет за них заступаться. Это нормально: все страны обыкновенно за своих людей и за своих сторонников вступаются. Но Россия — страна особенная. Известно, что официальный Минск долго готовил эти аресты, посылал запросы в российские государственные структуры. С посольством тоже наверняка согласовывал.

Как должна на эту ситуацию реагировать Москва?

Ну, если представить, что Россия — национальное государство и несёт ответственность за весь Русский мир, защищает своих людей за рубежом и вообще проводит политику сообразно с русскими национальными интересами, то она должна тему пророссийских политзаключённых сделать главным пунктом в отношениях и занять такую позицию, чтобы все другие страны поняли, что «русских лучше не трогать».

Ну, а теперь давайте откроем глаза и увидим реальность: Россия наверняка стыдливо промолчит и сделает вид, что ничего плохого не было. Собственно, она уже это и сделала. А во всём ближнем зарубежье продолжат, как это назвали в белорусских СМИ, «сажать адептов русского мира», «зачищать активистов кремлёвской пятой колонны», устранять «всех этих любителей России». Ведь каждый такой случай — сигнал для подобных же этнократических элит в других наших бывших союзных республиках. Прибалтам только обидно: уж как они России досадить пытаются, но чтоб вот так хватать журналистов за высказанные ими мнения — вроде не комильфо, западные кураторы не одобрят. Приходится действовать аккуратнее.

Каков Ваш прогноз относительно развития ситуации?

Всё зависит от того, на что дан карт-бланш Минску: на посадку всех активных сторонников сохранения общего гуманитарного пространства с Россией, или только некоторых. Скорее всё же второе. Но тех, кого уже взяли, вряд ли отпустят. Посадка пророссийских журналистов не является торговой позицией на переговорах с Россией, и в Минске, думаю, это знают. Однако если наши отношения, и так далеко не идеальные, ещё сильнее ухудшатся, то тогда эта тема может и всплыть.

Как сообщало EADaily, в начале декабря в Белоруссии были арестованы трое журналистов, занимавших пророссийскую позицию и публиковавшихся преимущественно в российских СМИ. Обозревателю EADaily Юрию Павловцу, главному редактору журнала «Новая экономика» Сергею Шиптенко и публицисту Дмитрию Алимкину вменяется статья о разжигании розни по предварительному сговору, по которой предусмотрено заключение на срок от 5 до 12 лет.