Нейтральная Швеция применяет «военную» стилистику

Интересно, что Швеция со времен Наполеоновских войн начала XIX века традиционно в европейской и мировой политике придерживается статуса нейтрального государства, но, несмотря на это, Левен применил в отношении России термин «разрядка», который, как известно, своими корнями уходит в эпоху Холодной войны.

Напомним, что при президенте США Ричарде Никсоне Белый дом пошел на нормализацию своих отношений как с СССР, так и со всем восточным блоком, а сам этот процесс получил название эпохи «разрядки», которая закончилась с победой на американских президентских выборах 1979 года видного консервативного «ястреба» Рональда Рейгана.

Поэтому непонятно, почему Левен употребил этот термин в контексте отношений России и Швеции, которые, конечно, с исторической точки зрения очень сложны и напряженны, но на сегодня не пересекаются в рамках какого-либо военно-политического противостояния.

Примечательно, что Левен обратил свое внимание именно на военный аспект и заметил, что нападение на Швецию на сегодня – маловероятно, но возможность военных кризисов в близлежащем к Стокгольму регионе Балтийского моря исключать нельзя.

Жесткие заявления Швеции по России – следствие политики Запада

Заместитель руководителя Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что это заявление шведского премьера является лакмусовой бумажкой наших взаимоотношений с Западом.

«Дело в том, что текущая жесткая риторика Запада, которая не только сопоставима с ситуацией семидесятых-восьмидесятых годов, но и в целом является патетикой эпохи Холодной войны, напрямую затронула Швецию. По этой причине многие шведские политики в настоящее время очень сильно увлеклись этой антироссийской кампанией и делали на этот счет целый ряд громких заявлений», – констатирует Ермаков.

По словам Ермакова, среди таких заявлений тезисы о том, что Россия угрожает и пытается захватить не только Швецию, но и всю Скандинавию вместе со странами Балтии.

«Отсюда, если не прямая политика Швеции, направленная на вхождение в НАТО, то откровенные заигрывания Стокгольма с военными структурами альянса. Это попытки неформального участия Швеции в натовских структурах, а также поддержка всей этой политики эскалации отношений с Россией», – резюмирует Ермаков.

Стокгольм пытается ослабить уровень конфронтации

В настоящее время, по мнению Ермакова, Стокгольм пытается ослабить создавшуюся напряженность в своих отношениях с Россией, поскольку она подрывает, как безопасность самой Швеции, так и всего региона Балтийского региона.

«В Швеции, наконец, поняли, что этот тренд на напряжение отношений с Москвой ничего хорошего им не несет, из-за чего в Стокгольме принялись корректировать эту политику и вставать, как они говорят, на путь «разрядки», – заключает Ермаков.

Впрочем, как замечает Ермакова, в политике Стокгольма сейчас существуют две грани – это, во-первых, накапливание вооружений и увеличение военного потенциала, а, во-вторых, это стремление к некой «разрядке» в отношениях с Россией.

«Другой вопрос, что это стремление Швеции и многих других европейских государств отказаться от риторики Холодной войны натыкается на то важное обстоятельство, что Запад, а не Россия ответственен за этот негативный тренд в наших отношениях. Поэтому, как Стокгольму, так и другим европейским правительствам нужно обратить внимание на ту агрессивную политику, которую проводят западные структуры в отношении Москвы уже на протяжении нескольких лет», – констатирует Ермаков.

Швеция очень важна для НАТО

Что касается актуальности шведского вопроса в контексте отношений России и Запада и поползновений Стокгольма в сторону НАТО, то здесь, как отмечает Ермаков, все зависит не от Москвы, а от политики наших оппонентов.

«Если исходить из логики холодной войны, то положение Швеции – чрезвычайно важное и эта страна имеет военно-стратегический характер. Поэтому подключение к Норвегии, которая уже является членом НАТО, Швеции и Финляндии с этой точки зрения является прямой угрозой для России», – резюмирует Ермаков.

При этом, если мы говорим здесь не о театрах военных действий, а оперируем задачей построения новой архитектуры безопасности на европейском континенте, то, как считает Ермаков, здесь становятся актуальными совсем другие вопросы.

«Фактически, это все те инициативы, которые Россия предлагала ранее. Например, это Договор о европейской безопасности, а также другие подобные наши проекты, которые направлены на урегулирование напряженной ситуации в Европе. Поэтому если НАТО рассматривает такой вариант развития событий, то все эти заигрывания со Швецией имеют элемент политического давления на Москву», – заключает Ермаков.

Другое дело, что эта линия накладывается на тренд увеличения военного потенциала НАТО, а также включения в формат этой структуры Швеции и Финляндии.

«Так что здесь существует своего рода дуализм политики Запада по Швеции – в альянсе все еще не определились, что им нужно, поэтому здесь надо помнить и про мнение самого Стокгольма. Так что это заявление Левена в конечном счете показывает, что в Швеции на сегодня не существует серьезных предпосылок, которые говорили бы о том, что эта страна действительно вкатывается в структуры НАТО», – констатирует Ермаков.

Дмитрий Сикорский