Возвращение Крыма в состав России дало нам новые стратегические возможности

По мнению генерал-лейтенанта Российской армии Виктора Севастьянова, это поистине масштабное событие, поскольку эти зенитно-ракетные комплексы перекроют на сотни километров существующую систему противовоздушной и противоракетной обороны, которая в настоящий момент действует на оперативном фланге юга России.

Начальник сектора проблем региональной безопасности РИСИ Игорь Николайчук в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что это очень важная новость, которая еще раз говорит о стратегической важности Крымского полуострова, который возвратился в состав нашей страны после событий зимы-весны 2014 года.

«Возвращение Крыма радикальным образом укрепило не просто обороноспособность – это вопрос несколько другой, а безопасность Российской Федерации не только в региональном, но и в глобальном разрезе», – констатирует Николайчук.

По словам Николайчука, геостратегическое положение Крыма всегда обеспечивало национальную безопасность России – не просто так за этот регион на протяжении всего XVIII века мы вели такое число войн с Турцией и другими игроками.

Между событиями в Сирии и возвращением Крыма есть прямая связь

«Дело в том, что Крым всегда был гарантом нашего влияния в регионе Черного моря. Тем более, на сегодня современные геополитики уже говорят о таком феномене, как Черноморско-средиземноморский регион, куда помимо акваторий обеих морей включается и очень важный регион Ближнего Востока», – заключает Николайчук.

Поэтому, как считает Николайчук, очень логично, что вслед за возвращением Крыма началась и военная операция России в Сирии, и это не простое совпадение.

«Здесь прямая связь, поэтому неудивительно, что военная операция России в Сирии стала возможной только после того, как территория Крыма стала доступной для нашей военно-стратегической деятельности», – резюмирует Николайчук.

Николайчук считает, что возвращение Крыма резко изменило всю ситуацию в этом регионе, который, и это надо признать, построен не только на каких-то добрых чувствах соседних государств, но и на взаимных претензиях стран друг к другу.

Турция недовольна претензиями США на Черное море

«Радикальным образом изменилась ситуация на восточном фланге Черного моря, а это Грузия и Абхазия. Также есть движение в Турции, где резко обострилось недовольство Анкары, что активность ВМФ США в этой акватории после событий 2014 года очень сильно возросло», – констатирует Николайчук.

Это беспокоит турок, как замечает Николайчук, по той причине, что они с XVIII века уверены, что Черное море – это некий кондоминиум России и Турции, а третьи страны вообще не должны присутствовать в этом регионе.

«Несмотря на то, что Турция является членом НАТО, в Анкаре считают, что вооруженные силы других стран альянса не должны присутствовать в этом регионе, поскольку это затрагивает их национальную безопасность. Например, возвращение Крыма усилило роль Румынии в составе альянса и это не очень нравится туркам. Аналогичные процессы сейчас также осуществляются в Молдавии и на Украине», – заключает Николайчук.

У Крыма есть безусловное военное значение

С чисто военной точки зрения, как замечает Николайчук, Крым всегда был непотопляемым авианосцем для советских вооруженных сил – достаточно посмотреть на то, какое число военных авиадромов там располагалось.

«В одном только Симферополе их было три штуки, поэтому Крым – это один из самых крупных авиадромных узлов в мире, если не самый большой», – резюмирует Николайчук.

Естественно, такой же военно-стратегический принцип экстраполируется и на системы ПВО – ведь достаточно задаться вопросом, что такое полк зенитно-ракетных комплексов С-400, который представляет собой стратегические силы противовоздушной обороны, направленные на защиту главных гражданских и военных объектов нашей страны.

С-400 в Крыму закроют весь юг России

«С-400 – это система противовоздушной и противокосмической обороны для прикрытия стратегических объектов. Такие полки не прикрывают небольшие города или войска на марше, а только те объекты, которые имеют наиболее основополагающее значение для нашей страны», – констатирует Николайчук.

По мнению Николайчука, это военно-морская база Черноморского флота – Севастополь, а также все южное направление, включая и современную третью столицу России, а в фактически в некотором роде и вторую, в виде олимпийского города Сочи.

«Этот полк С-400, исходя из своей дальности действия, а также тактико-технических характеристик вместе со способами и практикой применения, может закрыть и воздушное пространство над всей южной территорией России в районе бассейна Черного моря», – заключает Николайчук.

Кроме того, это позволяет, как считает Николайчук, поставить под наблюдение всю военную мощь НАТО в этом регионе, а также контролировать их возможные действия.

Здесь можно вспомнить ударные элементы ПРО США в Румынии, которые могут использоваться в ударных целях – ракетные контейнеры комплексов Mk-41 позволяют запускать, как противоракеты, так и ударные крылатые ракеты семейства «Томагавк».

Дмитрий Сикорский