Отношения между Сербией и самопровозглашенными албанскими властями Косово резко обострились накануне, когда косовские албанцы отказались пропускать следовавший из Белграда в Косово сербский пассажирский поезд, угрожая использовать свои спецподразделения.

Тоненькая нить, соединяющая с Родиной

Пассажирский поезд отправился в субботу из Белграда в Косово впервые за последние 18 лет. Его конечным пунктом должен был стать небольшой городок Косовска-Мтровица, где все еще проживает горстка сербов — менее 10 тысяч человек — под защитой международных полицейских сил KFOR. Если бы ни международная полиция, сербов давно бы не было в Косовска-Митровице, южная часть которой заселена албанцами и контролируется враждебной Сербии Республикой Косово.

По сути, этот поезд стал бы тоненькой нитью, которая относительно безопасно соединила бы большую Сербию с малочисленной группой соотечественников, живущих в Косовска-Митровице в постоянном страхе за жизнь.

Чтобы понять условия жизни этого маленького сербского анклава, достаточно сказать, что после 1999 года сербы изгнаны албанцами со всей территории Косова. Всего с начала конфликта из Косово и Метохии оттуда были вынуждены бежать, по некоторым данным, около 200 тысяч этнических сербов. Сотни тысяч сербов были зверски убиты, о чем западная пресса писала между прочим, мол, «произошли столкновения между сербами и албанцами».

В Косово албанцы уничтожили все православные храмы. Часто это варварство совершалось в присутствии представителей KFOR, которые молчаливо наблюдали за происходящим.

При этом надо понимать, что Косово — это историческое сердце Сербии. Именно в Косово в 1389 году произошла знаменитая битва на Косовском поле, где сербы потерпели поражение от турок. Косово было исключительно сербским даже к середине XX века.

И только в силу политики Иосипа Броз Тито этнический состав Косова сильно изменился в пользу албанцев. Тито стремился втянуть Албанию в состав Югославии и потому поощрял переселение в Косово албанцев, при этом ограничивая возвращение туда сербов. Известно, что в годы правления в Албании Энвера Ходжи в Косово и Метохию сбежало около 400 000 албанцев. Официальные югославские власти принимали всех. А учитывая то, что албанские семьи многодетны, к моменту развала Югославии албанцы стали в Косово большинством.

Для Белграда Косово — это всегда Сербия

И для сербского народа, и для официальных властей Косово — это всегда Сербия. «Косово — это Сербия» — часть политической риторики официального Белграда. Потому на поезде, который шел в Косово, была эта надпись. Первый из сербских политиков, кто заявит о признании независимости Косова, полностью перечеркнет свою политическую карьеру. По крайней мере сегодня.

Всё еще свежи раны, которые получила Сербия в 1999 году, когда Белград пытался восстановить конституционный порядок в Косово. Тогда косовские албанцы подняли мятеж, требуя отделения от Сербии. Из Косова массово изгонялись сербы, албанцы жгли древние православные храмы в Косово и Метохии, которые стояли 400-500 лет.

Попытка Сербии восстановить порядок в Косово была расценена Западом как «этнические чистки». В результате Сербия подверглась агрессии со стороны НАТО. Последовали бомбардировки Белграда, мостов через Дунай и прочих сербских «стратегических объектов», как, например, редакция национального телевидения.

До сих пор в центре сербской столицы стоят здания министерств обороны и внутренних дел, зияющие пустыми глазницами разорванных стен в тех местах, куда попали американские «томагавки». Сербы это помнят, у них это перед глазами каждый день.

Помнят они то, что провозглашение независимости Косова в феврале 2008 года произошло безо всякого референдума. При этом все страны ЕС и НАТО признали это беззаконие законным. Официальный Белград не желает с этим соглашаться, в чем его поддерживает и Россия.

Если кто-то и увидел в надписи на поезде «Косово — это Сербия» некую провокацию, то только албанцы, которые, естественно, чувствуют поддержку со стороны Запада и не боятся лезть на рожон.

Куда смотрит ЕС

Косовский вопрос — главный камень преткновения в переговорах о вступлении Сербии в ЕС. Никто из сербских политических деятелей, к какой бы партии ни принадлежал и что бы реально ни думал, не говорит о признании Косова.

Случай с поездом «Белград — Косовска-Митровица» дал повод сербской патриотической прессе говорить о том, что официальный Белград стремится в то сообщество западных стран, которое признает Косово, а в сегодняшней ситуации встало фактически на сторону албанцев.

Стоит ли рваться в ЕС, задается вопросом сербская пресса.

Евросоюз занял позицию невмешательства. Представитель Еврокомиссии по связям со СМИ Майя Коциянчич заявила албанским СМИ: «О любой проблеме между Косово и Сербией обе стороны должны договариваться в духе нормализации отношений».

Но другой позиции и не приходится ждать, если так называемая Республика Косово появилась на карте только благодаря военной поддержке НАТО и, прежде всего, США. Неслучайно же главный проспект в Приштине албанцы назвали в честь Билла Клинтона.

С кем вести переговоры

Даже если бы официальный Белград согласился бы начать некие переговоры с «властями» Приштины, то с кем бы сербы сели за стол переговоров? С «президентом» Хашимом Тачи?

Не секрет, даже на Западе, что бывший лидер албанских боевиков Хашим Тачи причастен к торговле человеческими органами. Жертвами этой торговли были, естественно, сербы. Об этом написала в своей книге «Охота» даже бывший главный прокурор Международного трибунала ООН по бывшей Югославии Карла дель Понте. Но никто на Западе этим сильно не озаботился. Хашим Тачи не только на свободе, но признан Западом в качестве президента Республики Косово.

Чего же ждать от ЕС по поводу поезда «Белград — Косовска-Митровица»? Сербов либо опять назначат виноватыми, либо просто закроют глаза на их правоту.