Мораль и внешняя политика

Противники Трампа считают, что он не позволит себя увлечь в сети моральных терзаний. Вот что думает бывший министр иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами, явно не симпатизирующий избранному президенту США. Трамп «является именно тем типом человека, которого греческий историк Фукидид называл безнравственным лидером — обладающим характером, склонным к насилию, побеждающим людей с помощью обмана и использующим в своих интересах их гнев и эмоции».

Звучит убедительно. Человек, убивающийся угрызениями совести, скорее всего, не способен стать бизнесменом, который сколотит миллиарды.

Но мораль (или ее отсутствие), хотя и важный фактор, но всё же второстепенный. Куда Трамп реально развернет внешнюю политику, тесно связанную с внутренними делами?

Сегодня все строят прогнозы о внешней политике Трампа исключительно по его выступлениям и интервью, которыми он сильно напугал и истеблишмент у себя дома, и элиту Западной Европы. Бывший премьер-министр Франции, кандидат в президенты страны Мануэль Вальс вообще назвал заявления Трампа «объявлением войны Европе».

Однако мало кто из американских президентов, если вообще кто-либо, кардинально менял политику своего предшественника. И мало кто из вновь занявших кресло в Белом доме реально выполнял свои предвыборные обещания.

Тот же Обама обещал закрыть тюрьму в Гуантанамо на Кубе. Эта тюрьма не только не закрылась, но ей была отведена особая роль в содержании лиц, отловленных американцами в других странах и обвиненных в терроризме.

Кроме того, мало кто из американских президентов имел какую-то свою особенную, отличную от других, внешнеполитическую доктрину. Вспоминается только 39-й президент США Джимми Картер (1977 — 1981), который сделал основой своей внешней политики защиту прав человека по всему миру. Это была idée fixe Картера. Он даже отказал в помощи американской марионетке, одиозному диктатору Анастасио Сомосе в Никарагуа, в результате чего — вопреки интересам США — Сомоса в 1979 году был свергнут повстанцами-сандинистами, ориентированными на Кубу и СССР.

Итак, есть ли шансы, что Трамп в той или иной мере поддержит общий антироссийский настрой американский элиты?

Кто сильнее?

Многое зависит о того, кто из ближайшего окружения Трампа и в какую сторону его склонит. Ключевыми фигурами в этой игре станут потенциальные глава Пентагона генерал Джеймс Мэттис, госсекретарь Рекс Тиллерсон и советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн.

Мэттис уже высказался за разработку «стратегии по противостоянию России». Флинн — тоже генерал, а, значит, скорее «ястреб», чем «голубь». По другую сторону — Тиллерсон. Он неоднократно публично выражал сомнения в эффективности антироссийских санкций.

Кто из них будет убедительнее в общении с президентом? В этой связи американские аналитики предсказывают, что между этими людьми и структурами, которые они возглавят, обязательно начнется «война утечек в прессу», победитель в которой получит приоритетный доступ к Трампу и, соответственно, влияние на президента.

О реальной политике

Исходя из предположения, что Трамп беспринципен, делается следующий прогноз: он будет проводником «реальной политики» в ее классическом понимании. То есть, по Бисмарку, для достижения результата важны практические соображения, а не доктринерство, мораль, этика, религия и т.д.

Есть те, кто считает, что «реальная политика» Трампа будет нашёптываться не Мэттисом, Флинном или Тиллерсоном. Советы будут исходить от бывшего госсекретаря Генри Киссинджера, который станет при Трампе посредником для налаживания отношений с Москвой.

Что предложит Киссинджер Трампу, знает его биограф Нил Фергюсон, постоянно общающийся с Киссинджером и опубликовавший по этому поводу пространную статью на американском интернет-ресурсе The American Interest.

Фергюсон ссылается также на изданную в 2014 году новую книгу Киссинджера «Мировой порядок» (World Order, Penguin Press), в которой бывший госсекретарь излагает своё видение международной обстановки. Киссинджер, в частности, «не соглашается с теми, кто считает, будто современный мир преодолел опасность большой системной войны. По его мнению, современный мировой контекст очень взрывоопасен».

Фергюсон — следуя за мыслями Киссинджера — пишет, что Трамп займёт овальный кабинет в неблагоприятной для США обстановке, «поскольку внешняя политика Обамы была провалом». В качестве аргумента он приводит «Ближний Восток, где руины в Сирии, не говоря уже об Ираке и Ливии, свидетельствуют о фундаментальной наивности политики» Обамы. При этом Обама «позволил России стать ведущим игроком на Ближнем Востоке…»

«Все это означает, — пишет Фергюсон, вторя своему старшему коллеге, — что просто изменив внешнюю политику Обамы, Трамп, скорее всего, добьётся хоть какого-то успеха. Вопрос в том, как именно он должен её изменить».

Советы Киссинджера

Вот что, по мнению Фергюсона, Киссинджер предложит Трампу.

Во-первых, «не идти ва-банк» в конфронтации с Китаем, будь то торговые споры или конфликтные вопросы в Южно-Китайском море, но стремиться к «всесторонней дискуссии», проводить политику диалога и «коэволюции», то есть поиска компромисса на основе изменения позиций той и другой стороны. По мнению Киссинджера, китайцы обязательно зададут Трампу такой вопрос: «Вы хотите подавить наш экономический рост? Если нет, то и США и Китай — обе страны станут сильными». И Трамп, считает Киссинджер, должен иметь ответ на этот вопрос.

Во-вторых, Киссинджер считает необходимым изменить отношение к России, которую он называет «ослабленной, травмированной страной, находящейся в пост-имперском периоде». Он полагает, что Россия «хочет, чтобы с ней обращались как с великой державой, как с равной, а не как с просителем, встроенным в систему, которую создали США».

Посыл Киссинджера Трампу будет таков: «Россию невозможно ввести в международную систему путем преобразования России. Здесь нужно договариваться, и еще понимать её».

Кроме того, Киссинджер считает необходимым превратить Украину в мост между НАТО и Россией, а не в форпост против другой стороны» — по типу той роли, какую играли Финляндия или Австрия в годы «холодной войны», «свободно строя свои экономические и политические отношения как с Европой, так и с Россией, но не вступая в какой-либо военный или  оборонительный альянс». Такая «внеблоковая Украина, – считает Киссинджер, – должна быть децентрализована, надо повысить уровень автономии восточных регионов».

Если Москва не согласится на такой вариант «преобразования» Украины, Киссинджер фактически предлагает шантажировать Россию. «В противном случае США могут ненароком (!) использовать своё финансовое и военное превосходство, превратив Россию в гигантскую версию Югославии, охваченную конфликтом от Санкт-Петербурга до Владивостока», — передает Фергюсон мысли Киссинджера.

Киссинджер далее предлагает рассматривать Brexit как возможность для США «вывести континентальных европейцев из бюрократического самоанализа к стратегической ответственности».

Киссинджер предлагает «добиться мира в Сирии путем расчленения («кантонизации») страны по примеру того, как США это сделали в Югославии 20 лет назад». При этом Киссинджер предлагает предоставить президенту Сирии Ассаду «примерно год» для ухода с политической арены. И всё это должно проходить «под контролем заинтересованных внешних сил».

Что касается Ирана, то его «надо изолировать, как во время холодной войны был изолирован СССР, поскольку Иран представляет собой такую же опасность — Иран действует как имперская страна и движим революционной идеей».

Среди прочего, «реальная политика» Трампа должна начаться с установления альянса между США, Китаем и Россией, основанным «на их общем опасении исламского экстремизма и общем желании эффективнее использовать свои силы в целях роста своих экономик».

По мнению Киссинджера, этот тройной альянс должен договориться о том, чтобы разрушить Евросоюз в целях не допустить превращения Европы в регион с мощным статусом. Путь для реализации этого замысла — сотрудничество США и России с тем, чтобы «помочь Марин Ле Пен победить на президентских выборах во Франции», поскольку она в случае победы намерена вывести свою страну из ЕС. Это станет началом развала всего Евросоюза.

И, наконец, Киссинджер посоветует Трампу преобразовать Североамериканское соглашение о свободной торговле (NAFTA), в которую входят США, Канада и Мексика в Североатлантическое соглашение, где Мексике места уже не будет. Его займет Великобритания. Цель этой рокировки — «консолидировать Англо-Атлантическую сферу на месте бывшего ЕС».

Всё выше изложенное — лишь некоторые советы, которые «шахматист на большой шахматной доске» Киссинджер даст Трампу. И только жизнь покажет, что из этих наполеоновских планов станет реальностью.