В Астане начались переговоры сирийских властей с представителями оппозиционных группировок. Россия в целом удовлетворена итогами первого пленарного заседания, о чём заявил «РИА Новости» глава делегации РФ и спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев. Это не первая попытка договориться по самому горячему конфликту современного мира. Но предыдущие переговоры, проходившие в Женеве, заканчивались ничем. Многие эксперты отметили, что переговоры в Астане куда более представительны, чем «швейцарский вариант». К тому же в США, стране-крупном игроке в данной ситуации, уже совершилась смена власти, и новый президент Дональд Трамп заявлял о смене курса внешней политики страны по ряду вопросов, в том числе выражал готовность найти общий язык с Россией и быть беспощадным к исламскому терроризму. Следовательно, как отмечают эксперты, сам факт начала переговоров в таком составе — уже серьёзный шаг вперёд.

«Россия, по крайней мере, сумела сделать то, что не смог сделать госсекретарь США Джон Керри и (предыдущий. — Ред.) президент Барак Обама, — сказала „АиФ“ Елена Супонина, арабист, советник директора Российского института стратегических исследований. — Добиться того, чтобы вооружённые группировки, готовые к диалогу, отмежевались от террористических организаций типа „Фронта Ан-Нусра“ и „Исламского государства“ (организации, запрещённые в РФ. — Ред.). У американцев это не получилось. Сегодня в Астане над этим работают Россия и Турция с помощью Ирана».

Тем временем пресс-секретарь президента Дмитрий Песков по просьбе «АиФ» прокомментировал готовность России к более плотному сотрудничеству с США в борьбе с исламистскими радикалами, учитывая, что Дональд Трамп в инаугурационной речи обещал стереть радикальный исламский терроризм с лица земли.

«Безусловно, исламский фундаментализм и терроризм представляет угрозу для всех государств, в том числе для нашей страны, — сказал Дмитрий Песков. — Но говорить о каких-либо инициативах преждевременно, потому что сейчас идёт лишь начальный период вхождения в дела для президента Трампа. Нужно дождаться начала каких-то контактов (с его командой. — Ред.)».

Однако, по словам Пескова, остаётся в силе всё, что говорил президент Путин о необходимости координации усилий различных государств в борьбе с радикалами, например, во время выступления на 70 сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2015 года. Тогда Путин предложил создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию.

«Президент Путин неоднократно говорил о безальтернативности сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и невозможности для одной отдельно взятой страны бороться эффективно с этим самым страшным вызовом XXI века», — добавил Песков.

Однако сдержанность Кремля в описании возможной коалиции с США понятна: Дональд Трамп остаётся крайне непредсказуемым партнёром. Говоря о необходимости борьбы с экстремистами, он заявил следующее: «Мы будем стремиться к дружбе с другими странами, но будем руководствоваться только своими интересами. Будем укреплять союзы и создавать новые. Мы объединим мир против радикального исламского терроризма, который мы сотрём с лица земли». Место России в этой борьбе пока непонятно.

Не следует, по словам Супониной, с завышенными ожиданиями подходить и к переговорам, которые начались в Астане благодаря России и Турции при содействии Ирана. Для развития успеха к переговорам придётся привлекать и других игроков, имеющих влияние на ситуацию в регионе.

«Возможность начала таких переговоров появилась по причине изменения ситуации на фронтах в пользу правительственных сил Сирии, взятия Алеппо, что было невозможно без ключевого содействия правительству Сирии со стороны России. Ещё год назад эти же самые полевые командиры отказывались от диалога, поскольку рассчитывали на военную победу, — пояснила Елена Супонина. — Второй важный фактор — то, что России удалось наладить сотрудничество с Турцией. Турки, конечно же, имеют большое влияние на очень многие оппозиционные сирийские группировки. Но часть этих группировок связаны не только с Турцией, но зависят — в том числе материально — и от ряда стран Персидского залива. Таких, как Саудовская Аравия, Катар, некоторые другие. Поэтому задача на ближайшее будущее — это всё-таки попытаться договориться и с другими спонсорами сирийской оппозиции. Иначе они будут ставить палки в колёса».