В феврале Додон едет в Брюссель, где поднимет вопрос об аннулировании соглашения. Документ появился в ноябре прошлого года, когда генсек НАТО и премьер-министр Молдавии ударили по рукам. Додону не понравилось, что страну фактически силой втянули в военный блок, и перед своим избранием он пообещал принять меры.

«Часть своей программы Додон высказал в ходе предвыборной кампании: было понятно, что он будет пытаться переориентировать страну на российско-евразийское пространство и заморозить процессы интенсивного сотрудничества с НАТО и ЕС. Первый шаг на этом пути — увольнение молдавского министра обороны, который отличался пристрастностью к НАТО и считался евроатлантическим «ястребом» в молдавской политике. Это был сигнал к более осторожной и сдержанной политике. Додон, конечно, идет на серьезный риск: Молдавия имеет достаточно серьезные связи с Европой. Мы знаем, как Запад умеет мстить за то, что политики ограничивают с ним сотрудничество или совсем хотят порвать с ним связи», — комментирует заместитель директора Российского института стратегических исследований (РИСИ) Тамара Гузенкова.

По ее словам, у Додона есть понятный оправдательный момент: Молдавия закрепила свой статус нейтрального государства в конституции. К тому же большинство ее жителей выступают против вступления в НАТО.

«В итоге получились такие ножницы: на законодательном уровне вроде как сохранялся нейтралитет, а реальная политика свидетельствовала о сильном сближении с НАТО. Делая такие заявления, Додон хочет оценить реакцию чиновников НАТО и те действия, что за этим последуют. На пути будут стоять серьезные препятствия, в этом нет сомнений. Но то, что творится в Молдавии по поводу Додона и в США по поводу Трампа, несмотря на разный масштаб, типологически схоже. Политик пришел к власти, ломая сложившиеся стереотипы и тренды, пытается выстраивать новую линию», — продолжает эксперт.

Но почему Додон решился на разворот именно в сторону России? Считается, что ему важно восстановить торгово-экономические отношения, которые с 2013–2014 годов сильно просели: Москва в ответ на санкции наложила эмбарго.

«Существенные для молдавской экономики товары стали ограниченно поступать на российский рынок. Сейчас ведутся переговоры, работает  согласительная комиссия, и сотрудничество должно активизироваться в самое ближайшее время. Те товарные группы, которые может предложить Кишинев, для ЕС не нужны: страны Восточной и Юго-Восточной Европы производят ту же самую продукцию. В Молдавии мало полезных ископаемых, но она используется как сельскохозяйственный регион и сырьевой придаток. Европу не интересуют молдавское вино или молдавский коньяк, но зато востребованы концентраты овощных и фруктовых соков плюс подсолнечное масло, разные  масличные культуры. Это полуколониальный обмен, поскольку Молдавия импортирует все, начиная от трусов и заканчивая высокотехнологичной техникой», — добавляет Гузенкова.

Замдиректора РИСИ Тамара Гузенкова также добавила, что после решения экономических проблем между Москвой и Кишиневом можно ждать и политического продвижения: урегулирования вопроса Приднестровья, ситуации с мигрантами. Будут обсуждаться  гуманитарное сотрудничество, вещи, связанные с русским языком и его положением в системе образования Молдавии.

Дмитрий Пятов