Минобороны РФ активно призывает международные организации оказать «реальную помощь» сирийцам. По данным ООН, сегодня количество «нуждающихся» в разоренной войной Сирии составляет около 19 млн человек. Российская гуманитарная помощь покрывает только незначительную часть всех потребностей. Чтобы сирийцы смогли просто выжить и перестали бежать из страны, нужно порядка $20 млрд в год, считают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

На прошлой неделе российские военные обратились к международным гуманитарным организациям с просьбой принять участие в оказании гуманитарной помощи сирийцам. Об этом еще в среду говорил официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков. По его словам, реакция последовала «оперативно», что вызвало «искреннее удовлетворение» ведомства.

На призыв откликнулись директор-исполнитель Всемирной продовольственной программы Эрферин Кузена, гендиректор ЮНИСЕФ Энтони Лэйк, заместитель Генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам и координатор гуманитарной помощи Стивен О’Брайен, гендиректор Всемирной организации здравоохранения Маргарет Чан и Верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди, перечислил Конашенков.

«Они выразили желание направить помощь более 5 млн сирийцев, посетовав, что не имеют возможности сделать это немедленно», — сообщил генерал.

Помощи недостаточно

Однако, по мнению Минобороны, следовало бы «начать оказание реальной помощи» сирийскому народу уже давно. Сегодня в ней остро нуждаются 73 населенных пункта в Сирии, список которых опубликован на сайте Министерства обороны.

С февраля 2016 года на авиабазе Хмеймим работает Координационный центр по примирению враждующих сторон на территории страны. Он состоит из нескольких подразделений, одно из которых отвечает за оказание гуманитарной помощи.

Сводных данных о том, сколько всего гуманитарных грузов было поставлено в Сирию по линии Минобороны за год, пока нет. Однако на сайте ведомства ежедневно публикуются информационные бюллетени о деятельности центра.

Только за семь дней, с 11 по 17 января, Москва поставила в Сирию около 22 тонн гуманитарной помощи.

Так, в отчете за 11 января 2017 года уточняется, что в течение суток были проведены семь гуманитарных акций в городе Алеппо и в населенном пункте Умм-Дебебе (провинция Эс-Сувейда), жителям которых было передано более 5 тонн гуманитарных грузов.

12 января жителям Алеппо поставили еще 1,5 тонны, в населенный пункт Сук-Вади-Барад (провинция Дамаск) — 1,1 тонны, а в город Латакия — 700 кг. 13 января в Алеппо привезли 4,2 тонны, в населенный пункт Эль-Харраки (провинции Хомс) — 4,3 тонны. 14 января жителям Алеппо и Хомса было передано по 1,7 тонны гуманитарных грузов. За 17 января в Алеппо раздали еще 4,4 тонны гуманитарных грузов.

Однако объемы помощи этим населенным пунктам не покрывают даже минимальные нужды жителей.

По данным ООН за январь, в Сирии нуждаются в помощи 13,5 млн человек, а за ее пределами — еще 6,3 млн сирийцев.

Нужно 20 миллиардов долларов

Помимо России значимую поддержку Сирии оказывает Турция. На ее территории, если верить президенту страны Реджепу Эрдогану, находятся 3,5 млн сирийских беженцев (по данным ООН, всего их 2,8 млн). В частности, около полумиллиона из них размещены в специальных лагерях, остальные скитаются по всей стране.

При этом из Турции поступает поддержка и на территорию Сирии. Только в первые дни 2017 года Анкара направила в Алеппо 100 тыс. тонн продовольствия, утверждает турецкий новостной портал Mihraphaber со ссылкой на министра Турции по делам ЕС и главного переговорщика Омера Челика.

Также помощь оказывают западные страны и ближайшие соседи Сирии. По данным Агентства ООН по делам беженцев, такую работу ведут Германия, Кувейт, Великобритания и Норвегия.

Эти страны председательствуют в Конференции доноров по поддержке Сирии. В 2013 году было собрано $1,5 млрд, в 2014-м — $2,4 млрд, в 2015-м — $3,8 млрд, в 2016 году — $12 млрд ($6 млн на 2016 год, а остальное рассчитано на 2017–2020 годы).

На первый взгляд, эти суммы велики, но если задуматься, то гуманитарная помощь оказывается преимущественно в двух направлениях — мирному населению в районе конфликта и для снабжения лагерей беженцев, объяснил «Газете.Ru» эксперт по международным отношениям, доцент Высшей школы экономики Дмитрий Офицеров-Бельский.

Беженцев миллионы, и если имеющиеся средства поделить на всех них (6,3 млн, по данным ООН), то цифры получатся очень скромные, отмечает он.

«В Турции на одного беженца, по уверениям турецкой стороны, тратится порядка €3 тыс. в год. В других соседних странах, например в Иордании, где тоже очень много беженцев, тратится примерно столько же. Однако без этого нельзя, иначе Европу накроет новая миграционная волна и никакие договоренности с той же Турцией не помогут. Но и лагеря беженцев — это тоже временное решение. Оно не имеет шансов стать постоянным. Боюсь, что у беженцев может не хватить терпения, так что Запад в решении гуманитарного вопроса должен понимать, что действует не только в условиях финансового дефицита, но и в режиме цейтнота», — говорит Офицеров-Бельский.

По его словам, оптимальным вариантом для улучшения гуманитарной обстановки сейчас будет договоренность доноров с Россией и по крайней мере временный консенсус с Асадом.

Сколько средств необходимо на то, чтобы хотя бы накормить всех голодающих и оказать нуждающимся минимальную медицинскую помощь, пока никто не считал. По самым предварительным оценкам, на это нужно не менее $20 млрд в год, считает эксперт.

При этом собеседник «Газеты.Ru» отмечает, что на восстановление Сирии в целом — ее экономики, инфраструктуры и пр. — по самым оптимистичным оценкам, потребуется порядка $0,5 трлн. По самым пессимистичным — около $2 тлрн.

Гуманитарная помощь превращается в снабжение воюющих сторон

Нужно ли помогать сирийцам — вопрос риторический, рассуждает советник директора Российского института стратегических исследований, арабист Елена Супонина.

Во-первых, гуманитарная помощь сдерживает поток беженцев. Во-вторых, на основе оказания гуманитарной помощи можно объединить даже враждующие стороны, считает эксперт.

По ее словам, это та тема, по которой меньше всего разногласий.

«Поэтому именно сейчас Минобороны поднимает этот вопрос накануне важной мирной конференции в Казахстане. Гуманитарная помощь — это то, что может объединить и самих сирийцев, и их посредников. Это будет одной из центральных тем в Астане», — рассказала Супонина.

Она отметила, что западные страны, в частности США, очень много говорят на этот счет, но мало делают, в силу того что пока их главная задача — это свержение правительства Башара Асада.

В свою очередь востоковед Юрий Мавашев отмечает, что другие страны не смогут оказать сирийцам помощь в необходимом объеме, пока не кончится война.

«И это вопрос не только Сирии, но и Ирака. Зачастую вообще непонятно, откуда бегут люди, ведь у них нет паспортов или других каких-либо документов. Причем бегут иногда без особой надобности», — отметил Мавашев.

Конфликт в регионе — вопрос не месяцев, а нескольких лет, считают собеседники издания. В нем участвуют слишком много игроков, что дезориентирует не только Россию и США, но даже арабских соседей, лучше знакомых с местной спецификой.

Это влияет не только на решение вопроса о том, какую из сторон подвергать бомбардировкам, но и кому оказывать помощь, добавляет Офицеров-Бельский.

По его словам, ряд вооруженных группировок попросту получают поддержку и часть гуманитарной помощи, чтобы иметь возможность продолжать войну. В такой ситуации гуманитарные поставки становятся просто снабжением воюющих сторон провиантом и медикаментами, рассказал Офицеров-Бельский.

«Но это не значит, что страдающее население должно остаться без помощи, даже учитывая то, что четкой грани между мирными жителями и комбатантами просто нет», — заключил эксперт.