В 2017 году в Германии пройдут выборы, и поэтому любые высказывания политиков, представляющих политические силы, претендующие на места в бундестаге, привлекают пристальное внимание прессы. И, конечно, никто не отменял такой проверенный шаг в привлечении внимания избирателей, как скандал. Очередной вспыхнул после выступления председателя фракции партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в ландтаге Тюрингии Бьёрн Хёкке. На встрече с представителями «Молодой альтернативы» в Дрездене 17 января он назвал памятник жертвам холокоста в Берлине «памятником позору» (что, по большому счету, соответствует действительности, потому что это памятник напоминает о наиболее позорных страницах немецкой истории). И если бы Хёкке на этом остановился! Нет, он развил свою мысль: «Глупая политика самобичевания парализует развитие Германии. Надо делать в политике памяти поворот на 180 градусов». И главное — «у нас нет никакого морального обязательства бесконечно заниматься самобичеванием и лелеять чувство вины. Наоборот, мы должны передать будущим поколениям моральную ответственность за свою страну, за ее культуру, за экономическое процветание и сохранение существующего государственного правопорядка».

Как и положено, немецкий истеблишмент сразу же встал в позу радетеля за историческую справедливость. И не только политики из Социал-демократической партии Германии (СДПГ) или зеленых, но и коллеги Хёкке из АдГ. Например, их руководитель в земле Северный Рейн— Вестфалия Маркус Претцель заявил, что тот «отпугивает умных и критически мыслящих избирателей» и демонстрирует «крайнюю степень невежества, касается 12-летнего периода истории нашей страны, пересмотр которого не входит в задачу АдГ». Впрочем, руководство АдГ не стало применять к Хёкке какие-либо кардинальные меры, ведь он, по словам вице-председателя АдГ Александра Гауланда, «ни в коей мере не подвергал критике саму память о холокосте».

На этот чисто очередной предвыборный скандал можно было бы не обращать внимания, если бы не одно «но». Возникает вопрос: а что, Хёкке решил просто так свои мысли вслух высказать? Это один из ярких политиков партии, которая делает всё возможное, чтобы привлечь к себе голоса как можно большего числа избирателей? Ответ отрицательный. Бьёрн Хёкке просто озвучил то, что уже давно волнует большинство населения Германии.

В 10-е годы XXI века ситуация с историческим самосознанием населения Германии и его отношением ко Второй мировой войне сложилась достаточно сложная и неоднозначная. С одной стороны, руководство страны практически всегда старается выдать желаемое за действительное, создав образ «глубоко демократической страны», переживающей свое «нацистское прошлое», полностью с ним порвавшей и динамично развивающейся. На высшем уровне не перестают звучать заявления о приверженности исторической ответственности. Тот же Франк-Вальтер Штайнмайер заявлял: «Германия признает свою историческую ответственность за холокост и преступления нацистов против миллионов людей в Польше, в бывшем Советском Союзе и где бы то ни было». Таким образом, от имени германских правящих кругов политик констатировал, что Германия — по крайней мере, официально — остается приверженной существующей трактовке результатов Второй мировой войны и преступления фашизма.

Но в целом в Германии ситуация выглядит несколько иной. Она не столь благополучна, как ее хотят представить власти ФРГ, хотя тенденции в изменении отношения немцев к истории Второй мировой войны во многом являются следствием проводимой властями ФРГ политики. Закономерным последствием провоцируемого властями падения интереса к прошлому страны являются коренные изменения в самосознании немцев, которые теперь уже рассматривают преступления, совершенные нацистами, как нечто, относящееся к далекой истории и фактически никакого отношения к современной Германии не имеющие. По данным того же журнала «Штерн», с тем, что Германия до сих пор несет особую ответственность перед другими народами, из-за того, что ее войска 70 лет назад вторглись на их территорию, согласны лишь 28% немцев. Подавляющее большинство (69%) считают, что немцы не должны нести какую-либо особую ответственность по сравнению с другими народами. Как написал один 53-летний плотник из Бранденбурга, «эта тема уже относится к музейной истории, но должна оставаться как напоминание для народа».

Это результат политики, проводимой правящими кругами ФРГ в последние 20 лет. И результат настораживающий: всё идет к тому, чтобы признать преступления нацизма далеким прошлым, не имеющим ничего общего с современностью. А то, что имеет отношение в глубокой истории, вызывает чисто академический интерес. Это означает, что можно спокойно «отряхнуть прах истории со своих ног» и встать на путь реванша. А далее всё пойдет по накатанной: сначала Германия — экономический локомотив Евросоюза, затем — лидер объединенной Европы и «бесстрашная защитница либеральных ценностей», а там и до «Дранг нах Остен» недалеко…