Давосские форумы принято считать своеобразными индикаторами глобальной экономики. Как правило, мировая финансовая и политическая элита на этих форумах обсуждает наиболее значимые и существенные проблемы и тенденции глобальной экономики. Не стал исключением и нынешний форум, проходивший с 17 по 20 января 2017 года в Швейцарии, хотя он и оказался  в тени глубоких пертурбационных процессов в США. Тем не менее, форум обозначил некоторые любопытные тенденции, выявил определенные интеллектуальные тенденции  и  мнения.

Среди заявленных альтернатив современному мироустройству одну можно условно назвать – альтерглобализмом. Сторонники этой альтернативы не отрицают саму глобализацию, их волнует несправедливое распределения финансовых ресурсов в мире, они призывают к переформатированию глобализации. Выразителем этого взгляда стал Клаус Шваб, организатор форума. Он привлек внимание к системным угрозам глобализации, в частности – угрозе роста популизма. По его мнению, процесс глобализации должен приносить пользу большинству, а не только малочисленной элите.

«Любая попытка найти простое решение сложных проблем мирового масштаба заведомо обречена на провал. Мы не должны полагаться лишь на популистские решения», – подчеркнул организатор мероприятия.

Созвучным было выступление премьер-министра Великобритании Терезы Мэй, обвинившей европейских правых радикалов и националистов в стремлении использовать противоречия глобализации.

«Эти партии взяли на вооружение политику разделения и акцентирования на безысходности, предлагая простые ответы, утверждая, что они понимают проблемы людей и всегда знают, кого в них винить», – отметила Мэй.

Очевидно, что процессы глобализации сегодня не остановить, но не менее очевидно и то, что в этот процесс необходимо внести серьезные коррективы, ликвидировать сложившиеся дисбалансы, как между отдельными странами, так и категориями  населения.

Привлекла мировое общественное мнение демонстративная манифестация оппозиции курсу Дональда Трампа со стороны транснациональной  либеральной элиты. Настроение этой группы наиболее емко выразил  Джордж Сорос – апологет идеи «открытого общества», обвинивший Трампа в диктаторских наклонностях.

Критика со стороны Сороса во многом явилась иррациональной реакцией и была продиктована раздражением политическими успехами Трампа. Особенно «впечатляют» обвинения нынешнего хозяина Белого Дома в «политических аферах».

В своем прогнозе будущего Сорос пессимистичен, он предрекает торговую войну с Китаем. Безрадостные перспективы видит миллиардер и в Европе, в которой «люди испытывают отчуждение, а антиевропейские партии усиливают свое влияние». Очевидно то, что Сорос бы хотел отстранения Трампа от власти или ограничения его полномочий со стороны Конгресса.

Тем не менее, реакция Сороса на политические изменения симптоматична. Либеральная модель, сложившаяся за последнюю четверть века, разрушается на глазах. Возврат к этой модели сегодня уже невозможен без устранения Трампа, как видеться глобалистам.

Главным политическим событием форума, несомненно, стала заявка Китая на лидерство в мировой глобализации. Наблюдателям бросилось в глаза, что «свято место» Запада пытается занять Китай, а выступление китайского лидера стало мировой сенсацией.

«Мы должны сказать нет протекционизму!», – заявил председатель Си Цзиньпин в своей речи.

Лидер КНР предостерег от соблазнов протекционизма, прибегнув к емкой метафоре о том, что сторонники протекционизма, чтобы укрыться от опасностей, готовы «запереться в темной комнате, лишив себя воздуха и света».

Китайский руководитель призвал продолжить глобализацию, поскольку, по его мнению, «правильным будет использовать любую возможность для того, чтобы совместно принять вызов и наметить верный курс экономической глобализации».

Такая позиция КНР всполошила как политические, так и экспертные круги, раздались мнения о том, что отныне КНР встала во главе глобальной экономики. Актуализировалась дискуссия о контурах нового мирового порядка и о новом лидере, пришедшем на смену США.

В этой связи представляется необходимым заметить, что в этой позиции КНР нет ничего необычного. Объемы китайской экономики достигли колоссальных масштабов, КНР сохраняет в сравнении с Западом относительно высокие темпы экономического роста. Экономика КНР с самого начала была ориентирована не столько на внутреннее потребление, но и на внешние рынки. Любые ограничения протекционистского плана могут самым негативным образом сказаться на мощи Китая.

Напротив, низкие ввозные пошлины, отсутствие политических барьеров к проникновению на национальные рынки являются необходимым условием для дальнейшего роста китайской экономики.

Высказывания лидера КНР во многом стало ответом на последние тенденции в американской политике, где устами Дональда Трампа Китаю может быть объявлена экономическая война. Вероятно, высказывания Председателя Си Цзиньпина было адресовано и Европе, которая в последнее время находится в экономическом и политическом смятении.

Многие задаются вопросом, будет ли Китай мировым лидером? Ответить на вопрос этот трудно, прежде всего, потому, что для лидерства недостаточно лишь экономической и даже военной мощи. Лидер современного мира должен обладать способностью к исполнению некой универсальной миссии по объединению человечества на основе определенных нравственно-культурных ценностей.

Если США такую миссию выполняли до окончания холодной войны, умело обосновывая ее правозащитной и гуманитарной аргументацией, то в дальнейшем роль нравственных ориентиров была надолго утрачена по причине грубой реализации принципов PAX AMERICANA. В условиях кризиса американского лидерства, точнее, – вакуума лидерства, возникло ощущение, что именно Китай возложит на себя эту роль.

Однако следует полагать, что глобальные масштабы китайской экономической экспансии не отменяют национальных приоритетов КНР. Китай остается этноцентричным государством с господством в нем очень специфической культуры. Национальные ценности КНР не могут стать основой новой универсальности, новой духовной интеграции. Именно поэтому Китай проблематичен в качестве лидера человечества.

Едва ли уместно сомнение и в том, что Китай не стремится к достижению прагматичных целей. Открытая экономика нужна КНР в деле реализации программ дальнейшей модернизации страны.

КНР поддерживает процессы глобализации еще и потому, что устоявшаяся модель глобализации наиболее полно отвечает задачам национального развития Китая в отличие от США. Многие эксперты, к сожалению, исполнены абстрактными размышлениями о природе глобализации как таковой. Сам процесс глобализации рассматривается как изолированная реальность, хотя ее направленность и характер определяются двумя главнейшими экономическими силами человечества – США и КНР. Ведь вопрос и состоит в том, что национальную природу экономической жизни  (как показал феномен Дональда Трампа) никто еще не отменил!

Давосский экономический форум – это признание факта переформатирования характера глобализации. И с этим надо считаться!

К тому же надо учитывать, что Запад едва ли согласится с добровольной уступкой своего финансово-экономического влияния и политического лидерства. Сам факт появления Трампа на «политическом Олимпе» – этому доказательство! Китай слишком далек от западного понимания базовых ценностей.

Безусловно, Давос высветил не только серьезные амбиции Китая, но и обозначил реальный экономический и политический вес этой страны, возрастающий с каждым днем. Главный интерес Запада состоит в сохранении за собой мирового господства и обеспечения интересов «золотого миллиарда», куда, как ни крути, Китай не входит. Похоже, мы стоим в начале глобального переформатирования мирового экономического и политического порядка. Контуры нового будущего обозначатся уже в ближайшее время.