Итоги переговоров Владимира Путина и известного своей евроскептической позицией главы венгерского правительства Виктора Орбана могут открыть новую страницу не только в отношениях двух стран. «Неэкономические проблемы нельзя решать экономическими способами», – такую формулу предлагают венгры остальной Европе для понимания высокого уровня сотрудничества двух стран, иногда напоминающего старые добрые времена Совета Экономической Взаимопомощи.

Визит президента России Владимира Путина в Венгрию может стать в каком-то смысле символом начала новой экономической политики России для Европы. Глава российского государства не встречался с лидерами ЕС с октября прошлого года, и хотя в программе визита в Будапешт немало вопросов развития экономических отношений двух стран, очевидно, что встречу невозможно рассматривать без учета политического контекста.

Случайно или нет, но Путин открывает новый международный сезон с встречи с премьер-министром Виктором Орбаном, который известен как последовательный правый политик, евроскептик, противник евроинтеграции и евросоциализма. Также последовательно он выступает и против антироссийских санкций. Это как Дональд Трамп после инугурации прежде всех встретился с главой правительства исторического партнера – Великобритании Терезой Мэй. Кстати, избрание нового президента тоже произошло во время путинской «европейской» паузы, 8 ноября, а про Виктора Орбана говорят, что он стал первым руководителем страны, входящей в Европейский союз, который открыто поддержал Трампа еще во время предвыборной кампании.

Вместе с тем не надо забывать, что лидеры РФ и Венгрии встречаются довольно часто, и у них, как заявляли в Кремле, сложились «личные хорошие, доверительные» отношения. Начиная с 2013 года Орбан трижды был в России, а Путин последний раз был в Будапеште в феврале 2015 года. Достаточно высок и уровень экономического взаимодействия двух стран, насколько это возможно в условиях мирового кризиса и санкций со стороны ЕС, отказаться от которых Венгрия в одностороннем порядке не может. Объем взаимной торговли по итогам января-ноября 2016 года составил 3,8 млрд долл (примерно на 12% меньше, чем за тот же период 2015 года).

Накануне визита Кремль активно рассказывал, какие вопросы будут решаться в Будапеште, в Москву еще за день до визита приезжали венгерские министры, чтобы отрихтовать договоренности. Венгерский министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Петер Сийярто говорил о «более тесном сотрудничестве в проектах тяжелой промышленности, с упором на наукоемкое производство». По словам Сийярто, правительства обеих стран будут содействовать участию компаний в совместных проектах на территории других государств. Министр упомянул железнодорожный тендер в Египте, в котором российские и венгерские компании представили предложение по поставкам вагонов.

По данным Кремля особое внимание в ходе встречи уделено вопросам продвижения крупных совместных проектов в торгово-экономической сфере и укреплению культурно-гуманитарных связей. Обсуждались и политические вопросы, ситуация на Ближнем Востоке, в Сирии и последние события в украинской Авдеевке. Уже когда Владимир Путин пожимал руку Орбану в здании парламента на берегу Дуная СМИ, стало известно, что стороны должны подписать комплексную программу межрегионального сотрудничества РФ и Венгрии на 2017-2022 годы и план консультаций между внешнеполитическими ведомствами двух стран на 2017 год.

Несмотря на недовольство Брюсселя, экономическое сотрудничество с Венгрией сегодня выстраивается по лекалам, очень напоминающим высокий уровень взаимодействия в рамках Совета Экономической Взаимопомощи. Тогда СССР строил АЭС в Пакше, а по договору 2014 года Россия построит там пятый и шестой блоки и предоставит для этого кредит до 10 млрд евро. Как и раньше Россия сегодня поставляет большую часть энергоресурсов, потребляемых Венгрией (она сегодня получает из России примерно 3/4 импортной нефти и 2/3 природного газа). Также Россия покупает знаменитые венгерские лекарства. Но при этом страны исходят из своих национальных интересов, а Венгрия, получив в 90-е годы свободу от социалистического политбюро теперь борется за свои интересы с брюссельским и надеется на понимание «вашингтонского обкома».

«Венгрия продолжает утверждать, что неэкономические проблемы нельзя решать экономическими способами», – подчеркнул Орбан, добавив, что не нужно переносить конфликты в экономическую плоскость, «поскольку это наносит ущерб всем».

Москве, по всей видимости, такой прагматичный подход нравится и она на примере Венгрии хочет доказать свою добрую волю остальной Европе накануне грядущих там в этом году судьбоносных выборов, на которых у правых серьезные шансы на победу. Не случайно накануне визита помощник главы российского государства Юрий Ушаков сообщил, что лидеры двух стран обсудят вопросы, которые касаются восстановления отношений между Евросоюзом и Россией.

Венгрия, конечно, понимает свою роль в этом вопросе, и в свою очередь хочет получить от России определенные преференции, например гарантии, что она стабильно будет получать газ и после 2019 года, когда у России закончится договор с Украиной на транзит в Европу. После переговоров Орбан заявил, что Россия и Венгрия начинают контакты по поставкам газа после 2021 года. «Президент России дал слово, что Венгрия – что бы ни было – получит необходимое сырье – нефть, газ, которое будет необходимо для функционирования страны», – сказал Орбан. Он заметил: «Венгрия находится в не очень дружелюбном окружении. У нас есть соседи из Европейского союза, мы являемся членами ЕС. Венгрия построила свои мощности в направлении Хорватии и Румынии, откуда мы могли бы получить альтернативные источники. Но ни Хорватия, ни Румыния, ни Европейский Союз со своей стороны не построили этих мощностей, чтобы мы могли делать реверсные поставки. Диверсификация – это хорошее дело, но если это делаем только мы, а другие страны – нет, тогда это получается односторонняя работа. То есть Венгрия с южной стороны заблокирована. Именно поэтому с точки зрения Венгрии ключевым вопросом является то, что президент РФ говорит, что каким-либо путем – пусть даже зигзагами – но Венгрия получит необходимый газ и нефть», – сказал Орбан. Еще накануне визита в Кремле не исключали, что в будущем Венгрия сможет подключиться к новым газопроводам «Северный поток» и «Турецкий поток».

«Венгрия далеко не единственная страна, которая хотела бы получить такие гарантии, – сказал «НГ» ведущий научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Владимир Блинков. – Если Венгрия получает 60% своего газа из России, то, например, Болгария – все 100%. Если поставки газа через Трансбалканский газопровод, который идет в Венгрию через Украину, прекратятся после 2019 года, то Венгрия сможет гарантированно получать наш газ из «Потоков», но для этого в Европе должны быть построены так называемые трансконнекторы. От переговоров лидеров наших стран сейчас зависит, будет ли Венгрия поддерживать строительство «Северного потока-2» и «Турецкого потока» в качестве противовеса позиции Польши, Чехии и Словакии, выступающих противниками».

«Предоставление Венгрии, одной из первых среди европейских стран, гарантий на получение российского газа после 2019 года, очень выгодно России, так как у нее будет больше сторонников в Евросоюзе, – сказал «НГ» управляющий партнер Kirikov Group Даниил Кириков. – Конечно, президент РФ недоволен санкциями, а венгерский премьер в открытую не станет их осуждать. Однако это очевидное противостояние не помешает заручиться обещаниями совместной работы над улучшением отношений России и Евросоюза».

«За три года ситуация в Украине может измениться кардинально, и транзит может стать физически невозможным – например, из-за разрушения газотранспортной системы, несанкционированного отбора газа на украинской территории, проблем с долгами за газ, наконец, перерастания российско-украинского конфликта в горячую фазу, – сказал «НГ» заместитель генерального директора компании «Финам» Ярослав Кабаков. – В то же время, если ничего такого не произойдет, трудно предположить, что «Газпром» откажется от экспорта в Венгрию, пусть даже он будет осуществляться по альтернативным маршрутам. На самом деле только диверсификация таких маршрутов в обход политически нестабильных регионов может служить надежной гарантией поставок. И Венгрии как одной из стран ЕС имеет смысл лоббировать как можно более быстрое строительство и расширение этих маршрутов».

Кабаков не согласен с тем, что визит Путина в Венгрию – это начало «смотра» пророссийских правых сил в Европе. «Не думаю, что в данном случае корректно говорить о пророссийских силах, скорее – о провенгерских. Нынешнее руководство Венгрии пришло к власти на волне недовольства населения последствиями евроинтеграции, среди прочего лишившей страну свободы маневра в области экономической политики. Венгрия может стать примером того, как в условиях кризиса страны, отстаивающие меньшую централизацию в рамках ЕС, могут получить некие преимущества. Хотя, конечно, в ситуации открытых внутриевропейских границ реальная отмена санкций одной страной была бы по факту лазейкой для обхода их всеми остальными. Российское руководство также это понимает и вряд ли так легко сдаст свои контрсанкции, играющие важную роль в программе импортозамещения. Так что визит скорее должен оказать моральную поддержку венгерским правым, что, возможно, станет дополнительным аргументом для евроскептиков в преддверии выборов во Франции и Германии», – говорит Кабаков.