ДУШАНБЕ, 2 фев — Sputnik, Рубен Гарсия. Руководитель Агентства по контролю за наркотиками Шерхон Салимзода отчитался о борьбе с наркотрафиком в минувшем году. По его словам, в 2016-м сотрудники ведомства прекратили деятельность 62-х группировок, в том числе — 4-х крупных преступных объединений.

Кроме того, оперативники АКН изъяли несколько единиц огнестрельного оружия и множество различной военной экипировки.

Однако Салимзода отметил, что, несмотря на все усилия сотрудников агентства, в РТ снижается объем задержания партий наркотиков. При этом количество производимого сырья и масштаб распространения опиатов меньше не становится.

Причину этого глава АКН видит в том, что наркоторговцы из-за усиления контроля на афгано-таджикской границе и снижения спроса на чистый героин в странах СНГ меняют пути транзита.

«Речь идёт о некой коррекции маршрута. Больше наркотиков стало идти через южный маршрут, который проходит через Иран и через Турцию, заворачивая на Кавказ и в Западную Европу. Это может быть связано с усилением антинаркотического режима в некоторых странах ЦА и с тем, что перевозчики наркотиков нашли какие-то дыры на этом маршруте», — считает Дмитрий Александров, эксперт по странам Средней Азии Российского института стратегических исследований (РИСИ).

Под «дырами» подразумевается то, что наркоторговцам удалось договориться с коррумпированными силовиками или региональным руководством на том или ином участке маршрута.

Сам же южный путь доставки наркотиков идёт через границу Туркменистана, а далее — либо в Турцию через Иран, либо морским путём через Каспий в Азербайджан и другие кавказские страны.

Напомним, что северное направление пролегает через весь Таджикистан и Кыргызстан вплоть до ключевого рубежа наркотрафика — российско-казахстанской границы, где переброска наркотиков осуществляется практически на всём её протяжении.

Казалось бы, смена маршрута с северного на южный, в основном минующий РТ, должен был бы порадовать начальника антинаркотической службы.

Однако, по его словам, в масштабную торговлю опиатами напрямую вовлечены множество граждан республики, хорошо знающих наименее опасный путь от границы Афганистана через страны Центральной Азии.

Там Шерхон Салимзода упомянул о задержании на границе Ирана и Азербайджана уроженца Таджикистана, который пытался провести на Кавказ 137 килограммов героина.

Причём как для производителя, так и для покупателя граждане РТ являются наиболее желанными кандидатами в наркокурьеры, так как многие из них хорошо знают горную местность, проходящую по границе Афганистана, и куда свободнее чувствуют себя в самом Иране просто в силу близости языка.

А уследить за соотечественниками, которые осуществляют перевозку наркотиков в том числе и за территорией страны, сотрудникам АНК весьма непросто.

Причём перевозка наркотиков по южному направлению оказывается очень прибыльной и, по всей вероятности, достаточно безопасной, чтобы контрабандистов не смущала перспектива ответить головой за свою незаконную деятельность.

«Иран считается страной, удерживающий пальму первенства в борьбе с распространением наркотиков. Местные силовики очень жёстко борются с трафиком опиатов, вплоть до смертной казни попавшихся наркоторговцев. Однако те готовы рисковать жизнью, чтобы доставить груз в Западную Европу, где героин дорог и его можно продать по максимальной цене», — прокомментировал Александров Sputnik Таджикистан.

Действительно, свою роль сыграл экономический кризис, затронувший и этот «рынок». Стоимость наркотика в странах бывшего СССР серьёзно подскочила, потребители предпочитают кустарные, сравнительно дешёвые, но ещё более смертоносные разновидности наркотиков.

Соответственно, производители опиатов стараются сбывать готовый продукт в западных странах.

По мнению Александрова, объём поставок в будущем году напрямую зависит от сбора опийного мака в 2016-м, а если верить данным ООН, урожай в прошлом году был немалым.

Причём большая его часть выращивается именно в северных границах Афганистана, на границе с РТ, где, по-видимому, и вербуются будущие перевозчики.

Причём, по словам научного сотрудника ИМЭМО РАН, военного эксперта Игоря Хохлова, первоначальная дешевизна опиатов и их транзита в сочетании с эффективной работой иранских силовиков создаёт парадоксальную ситуацию.

Силовики, загоняя наркоторговцев в глубокое подполье, автоматически повышают розничные цены на героин, покупка и сбыт которого становится всё опаснее. В итоге высокая цена наркотика в стране-потребителе при низкой себестоимости в стране-экспортёре приносит колоссальную прибыль тем, кто контролирует транзит.

«Математика очень проста: 1 килограмм героина в Афганистане стоит 650 долларов. Переправленный через пограничную реку Пяндж, он стоит уже 800 долларов, в Душанбе — 1000. А в Москве, с учетом того что существенно разводится наркоторговцами всякими инертными наполнителями, он стоит около 70-80 тысяч долларов. Доставленный в Европу, где количество чистого героина в конечном продукте составляет не более 2%, наркотик стоит уже полмиллиона долларов», — объясняет Хохлов.

Число людей, вовлечённых в наркоторговлю в качестве курьеров меньше не становится. Да и количество наркоманов уменьшается, увы, незначительно. Это касается не только основных западных стран-потребителей героина, но и Таджикистана.

Так Салимзода сообщил, что в стране за прошлый год было зарегистрировано 7067 наркозависимых, в 2015 году их было 7313 человек.