«Учения, подобные тем, что НАТО регулярно проводит на Украине и в Грузии, ставят целью не только координацию войск Североатлантического альянса со странами-партнерами, это еще и попытки вести разведывательную деятельность, – рассказал ФБА «Экономика сегодня»  замдиректора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. – На любых учебных маневрах прилагается максимум усилий, чтобы получить как можно больше данных с сопредельной России. Шпионская деятельность здесь всегда является сопутствующей задачей. Командование РФ об этом прекрасно осведомлено и подключает все имеющиеся технологические возможности, чтобы противостоять этому, а также вести собственную радиотехническую и электронную разведку» .

Ранее Сергей Шойгу объявил, что все возможные меры по контролю за заходом и работой группировки НАТО в Черное море приняты Генерального штаба и командующего Южным военным округом. Глава Минобороны выразил надежду, что учения НАТО пройдут в максимально безопасной среде и без каких-либо вызовов в адрес РФ. Тем не менее, по словам Шойгу, российские военные к любым вызовам готовы. Десятидневные учения НАТО на Украине стартовали сегодня, они стали одними из самых масштабных за всю историю.

«Страны НАТО во главе с США военными маневрами пытаются показать Киеву, что солидарны с ним и готовы оказать поддержку для «сдерживания агрессивной России» , – отмечает полковник запаса, военный эксперт Игорь Тихонов. – На деле в случае обострения или какой-либо конфликтной ситуации ни одно государство Европы не рискнет вмешиваться в конфликт, связанный с Россией – даже без учета ядерного потенциала РФ силы явно неравные. Киев же получает моральную поддержку и возможность бравировать мнимой помощью государств НАТО как перед своим населением, так и перед «страной-агрессором» . На деле все эти учения – обычный бизнес, который США делает на военной машине» .

Учения НАТО и оружейные корпорации США

Сегодня в Черном море стартовали военно-морские учения НАТО « Щит моря» , в которых участвуют Канада, Греция, Болгария, Румыния, Испания, США, Турция и Украина. В маневрах задействованы 16 военных судов, в том числе до 8 фрегатов и корветов с управляемым ракетным оружием, одна подводная лодка, 10 самолетов, около 3 тысяч военнослужащих. Они станут первыми из 50 учений, запланированных НАТО на 2017 год. В 2016 году на усиление армий стран Восточной Европы военным блоком Запада был предусмотрен бюджет в 750 миллионов долларов, в 2017-м он вырос до 3,5-3,7 миллиарда. Для  Украины выделены 300 миллионов долларов – на территории этой страны в нынешнем году пройдут крупнейшие военные учения Sea Breeze-2017 и Rapid Trident-2017.

«После распада СССР американские военные корпорации столкнулись с проблемой – им некуда стало сбывать огромные объемы вооружения и военной техники. Это моментально отразилось на экономике США, и Пентагон понял: стране необходимо постоянно воевать. Так было придумано «мировое зло»  в виде Ирака, впоследствии военные действия были развязаны в Афганистане, вылилось все это в «арабскую весну»  и боевые действия в иракском Мосуле. А против «растущей угрозы»  в лице России Вашингтон уже несколько десятилетий активно вооружает государства НАТО.

Новый президент США Дональд Трамп – бизнесмен. Он неспроста заговорил о реформах НАТО еще во время предвыборной программы, намекая, что каждое государство военного блока должно увеличить вклад в бюджет альянса. Крупнейшей корпорацией по производству оружия на сегодняшний день являются США, и деньги Европы уже в ближайшее время потекут к ним рекой. Равно как и масштабные военные учения дают возможность неплохо заработать на осваивании все повышающихся бюджетов» , – полагает Игорь Тихонов.

«Украина в этом случае получает минимум дивидендов. Прямых финансовых вливаний совместные военные программы не приносят – страна получает помощь лишь в виде инструкторов и обучающих программ, а также проведения маневров. То есть выделяемые деньги страны НАТО сами же и осваивают, давая Киеву и другим партнерам мнимую уверенность в защищенности. Насколько эффективны сами маневры для украинских войск – тоже большой вопрос с учетом разницы стандартов и устаревшего украинского вооружения, оставшегося большей частью с советских времен» , – делает вывод Сергей Ермаков.

Максим Бут