Кризис доверия в ЕАЭС

По словам Лукашенко, он не подписал таможенного кодекса ЕАЭС, потому что многое из того, что должно быть, не работает. Более того, по его подсчетам, товарооборот в ЕАЭС за два последних года упал на 60%.

Начальник сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ Вячеслав Холодков советует нам рассматривать решение отозвать белорусских специалистов из таможенных органов ЕАЭС и в целом недовольство Минска в более широком контексте.

«Надо смотреть не с точки зрения обнуления или снижения таможенных пошлин и других спорных вопросов. Таких вопросов всегда много в любом экономическом интеграционном объединении, и при этом там всегда идет длительный процесс компромиссного решения. Здесь дело в общей атмосфере, которая сильно испортилась за последние 2 года.

Испортилась она в связи с тем, что после 2014 года российская экономика вступила в глубокий системный кризис, который потянул за собой все экономики стран СНГ, в первую очередь стран ЕАЭС, которые тесно связаны с нами.

В Белоруссии начался глубокий спад производства, падение ВВП, девальвация валюты, в стране резко уменьшились золотовалютные резервы, начались проблемы с ликвидностью, выросла инфляция и так далее. Экономический спад в России спровоцировал и кризис доверия в ЕАЭС, ухудшились отношения между членами организации, которые начали обвинять друг друга в нарушении правил объединения.

Украинский кризис также не добавил доверия внутри организации. Все это испортило атмосферу внутри организации и во многих странах ЕАЭС начало расти разочарование итогами сотрудничества, появились сомнения в перспективах этого объединения», –  комментирует «Экономке сегодня» эксперт.

Членство в ЕАЭС смягчило последствия кризиса

Тем не менее, оценки, появившиеся в последнем выступлении Лукашенко, носят эмоциональный характер. Если посмотреть на объективную картину, которую дает нам статистика, то все не так плохо, уверен Холодков.

«Внешняя торговля стран-членов ЕАЭС за январь-ноябрь 2016 года сократилась на 13,9%, причем экспорт снизился на 19%, а импорт на 3,2%. Но взаимная торговля стран-членов ЕАЭС между собой снизилась всего на 10,8%. И хотя она упала, но гораздо меньше, чем торговля с внешним миром.

Такие цифры подтверждают, что взаимная торговля внутри ЕАЭС – это буфер, который смягчает болезненность кризиса, переживаемого нашими странами.Белоруссия находится даже в выигрышном положении, хотя в стране болезненно воспринимают меры, ущемляющие интересы местных производителей. Статистика доказывает, что членство в ЕАЭС позволяет смягчить последствия кризиса.

Какие выводы здесь надо сделать? Следует спокойнее воспринимать ситуацию и стараться не прибегать к таким демонстративным шагам как отзыв своих специалистов из таможенных органов – надо договариваться. Другого пути нет, мы очень тесно связаны друг с другом, и разорвать эти связи означает еще раз пойти по украинскому пути. Чтобы предотвратить последующие кризисы, необходимо слезть с нефтяной иглы, срочно проводить структурные реформы, диверсифицируя наше производство и экспорт.  Когда мы добьемся здесь результатов, тогда и отношения внутри ЕАЭС будут спокойными и без истерических моментов», – резюмирует наш собеседник.

Андрей Петров