Таким образом Николайчук прокомментировал заявление начальника штаба американских ВВС генерала Дэвида Голдфина о том, что новое руководство Пентагона пока не рассматривает возможность объединения усилий с Россией по борьбе с терроризмом в Сирии и в настоящий момент изучает и проводит пересмотр всех унаследованных от предыдущей администрации меморандумов и директив.

Отношения России и США по Сирии очень сложны

«Отношения России и США разделяются на множество вопросов, которые страшно запутаны между собой, причем это связано с той очевидной проблемой для Вашингтона, что администрация Дональда Трампа не в состоянии разобраться со всеми многочисленными аспектами сложнейшего сирийского конфликта», – заключает Николайчук.

Соответственно можно сделать вывод, что некоторое время – вероятно еще где-то полгода – из Вашингтона будут поступать противоречивые заявления по вопросу отношений с Россией.

«Это что-то вроде «мы не снимаем с повестки дня вопрос о взаимодействии с Россией» или «мы намерены серьезно отнестись к этому делу» и прочее в этом духе. Так что это заявление Голдфина является первым в перечне таких ремарок со стороны Вашингтона», – резюмирует Николайчук.

Трамп хочет ограниченного сотрудничества с Россией

Дело в том, что концепт Трампа, как считает эксперт, состоит в том, что США нужно сотрудничать с Россией, но по очень небольшому числу двусторонних вопросов.

«Собственно, точно также вели себя и практически все остальные американские президенты, которые были заинтересованы в сотрудничестве с Москвой по двум основным вопросам. Во-первых, это ядерное разоружение и безопасность в виде стратегического баланса сил в мире. Во-вторых, это борьба с терроризмом, но этот аспект очень серьезно видоизменялся, начиная с 2001 года, и в настоящий момент дошел до текущих сирийских дел», – констатирует Николайчук.

Поэтому можно прийти к выводу, что американские военные из Пентагона так же, как и их российские коллеги из Генштаба РФ считают, что наступление против террористов на Ближнем Востоке должно вестись широким фронтом всех заинтересованных в разрешении этого конфликта государств, но в то же время в восприятии этого вопроса между Москвой и Вашингтоном существуют серьезные разночтения.

Важно понять, кого считать террористом в Сирии

«Главный вопрос здесь заключается в том, а с кем мы будем совместно бороться в Сирии. Новый президент США Дональд Трамп на этот счет везде категорично высказывается, что с запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство», – заключает Николайчук.

Здесь вопросов нет – в борьбе с ИГ мы просто «сомкнем ряды» и после продуманных действий, согласно данным и выводам разведок обеих стран, нанесем совместный удар по инфраструктуре этой террористической организации, которая уже несколько лет является проблемой номер один на Ближнем Востоке и всем мире.

«При этом, на самом деле, вопрос стоит в другом, а что делать со всеми этими боевиками из так называемой сирийской оппозиции, которых мы называем террористами, а американцы именуют повстанцами и которые ставят себе цель свергнуть президента Башара Асада. Здесь же нельзя забывать, что эти боевики обучены, профинансированы и мотивированы США», – резюмирует Николайчук.

Именно эта проблема и является камнем преткновения для России и США в Сирии, поэтому пока этот вопрос не будет решен, каких-либо совместных действий Москвы и Вашингтона по борьбе с ИГ в этой стране не будет.

Команда Трампа прорабатывает диспозицию в Сирии

«Что касается слов Голдфина, что новая команда Пентагона прорабатывает договор Керри и Лаврова, то это хорошая новость, поскольку это «наследство» бывшего президента США Барака Обамы является как раз позитивным фактом для отношений наших стран. Ведь уже тот факт, что мы и ранее сотрудничали с американцами в рамках Сирии, является своего рода прорывом, тем более, что он касается принципиального согласия о том, что стороны не будут конфронтировать и идти на конфликт друг с другом», – констатирует Николайчук.

Проблема здесь в первую очередь заключается в том, что у самого Трампа нет четкого понимания, что американцам нужно делать в Сирии в период его президентства.

«Пока этого понимания Трамп не выработает, нет смысла говорить о каких-то совместных действиях России и США в Сирии, поскольку в таком случае – это беспредметный разговор и сотрясание воздуха», – заключает Николайчук.

Здесь можно вспомнить, что текущий советник президента США по национальной безопасности Майк Флинн вообще как-то сказал, что Штатам нужно уйти из Сирии.

За это Флинн был сразу уволен Обамой с поста начальника американской армейской разведки, причем он не просто чиновник, а всеми уважаемый боевой генерал, поэтому в Вашингтоне из-за этого случился отличный скандал.

«Поэтому совершенно неясно, как такие противоположные друг другу взгляды по Сирии, которые циркулируют среди команды Трампа, в итоге выразятся в каком-то конкретном пакете и плане действий по сотрудничеству с Россией», – резюмирует Николайчук.

По мнению Николайчука, этот период беззвремения будет продолжаться достаточно долго, поэтому тот факт, что Пентагон взялся за соглашение Лаврова-Керри, говорит о том, что там сейчас пытаются разобраться с этим вопросом, и это уже само по себе – безусловно позитивный знак.

Дмитрий Сикорский