В Туркменистане состоялись президентские выборы. Явка, по данным ЦИК страны, составила 97,27%. Предварительные итоги будут объявлены 13 февраля. Как полагают эксперты, все шансы на убедительную победу остаются за действующим главой государства — Гурбангулы Бердымухамедовым. Эти выборы отличались от предыдущих тем, что впервые в президентской гонке участвовали три основные политические партии и рекордное число кандидатов. При этом, как отмечают политологи, вновь избранному президенту придется преодолевать накопившиеся в стране проблемы, связанные прежде всего с экспортом углеводородов, и выстраивать внешнеполитическую стратегию с учетом растущих террористических угроз.

Это первые выборы, проведенные по новому законодательству страны. В 2016 году парламент Туркменистана увеличил срок полномочий главы государства с пяти до семи лет. Одновременно для кандидатов в президенты был снят возрастной ценз в 70 лет.

Нынешняя президентская кампания привлекла к себе внимание еще по ряду причин. Во-первых, за главный пост страны боролись сразу девять претендентов — наибольшее количество за всю электоральную историю Туркмении. Во-вторых, своих кандидатов выдвинули три главные политические партии страны. Действующий президент Гурбангулы Бердымухамедов баллотировался от Демократической партии. Партия промышленников и предпринимателей выдвинула кандидатуру бизнесмена и финансиста Бегмырата Аталыева, Аграрная партия — регионального политика Дурдыгылыча Оразова. Остальные шесть кандидатов были представлены отдельными инициативными группами граждан.

Основные тезисы политической программы Гурбангулы Бердымухамедова строились вокруг укрепления экономического потенциала страны — главным образом за счет диверсификации экспорта углеводородов. Лидер Аграрной партии в предвыборной кампании акцентировал внимание прежде всего на улучшении инфраструктуры и развитии частного сектора. Представитель Партии промышленников и предпринимателей, в свою очередь, подчеркивал необходимость международного сотрудничества и осуществления политики «открытых дверей».

Эксперты полагают, что действующий глава государства — абсолютный фаворит предвыборной гонки, а шансы других кандидатов на победу — минимальны.

— Никаких признаков того, что кто-то способен поколебать позиции Гурбангулы Бердымухамедова, нет. Он обладает высоким авторитетом, поэтому с точки зрения элитных раскладов его позиции тоже стабильны. Дополнительный «маркер» в этом смысле — поправки в законодательство, снимающие возрастной ценз в 70 лет. Это сигнал для элит и населения о том, что он намерен быть у власти и в обозримом будущем, — отметил в беседе с «Известиями» руководитель сектора центральноазиатских исследований Российского института стратегических исследований Дмитрий Александров.

Политолог, главный редактор журнала РИСИ «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов предположил, что после прогнозируемой победы Гурбангулы Бердымухамедова заметных перемен во внешней и внутренней политике Туркменистана ожидать не стоит. Основное внимание будет сосредоточено на решении экономических проблем, с которыми страна столкнулась в последние годы.

— Проблемы в экономике начались прежде всего из-за сокращения каналов сбыта природного газа — главного сырьевого ресурса страны. «Газпром» отказался от закупки туркменского газа еще в начале прошлого года. Споры по цене с Тегераном привели к тому, что и в Иран поставки сейчас не производятся. Россия не нуждается в туркменском газе для личного потребления, а напряженная политическая ситуация в Киеве стала причиной того, что на Украину и в Молдову туркменский газ не поставляется. Газопровод в Китай строился на китайские деньги, а условия контракта таковы, что инвестор должен окупать свои вложения. При падении цен на природные ресурсы все доходы от продажи газа идут на оплату самого проекта. Китай остается фактически единственным покупателем туркменского газа и имеет право диктовать свои условия, — рассказал «Известиям» Аждар Куртов.

Еще одним вызовом для страны может стать угроза мирового терроризма — возможно, Ашхабаду придется корректировать свои приоритеты на международной арене. Туркменистан является нейтральным государством с 1995 года — тогда была принята резолюция о «постоянном нейтралитете Туркменистана» Генеральной Ассамблеей ООН. Страна не принимает участие в военно-политических и экономических интеграционных проектах. Свою позицию Ашхабад подтвердил в 2005 году, отказавшись от полноценного членства в СНГ.

Европейский эксперт по региону Центральной Азии Мирослав Горак отметил, что в условиях нарастания террористической угрозы и нестабильности в регионе Туркменистану придется так или иначе стремиться к расширению сферы своих внешнеполитических контактов.

— Однако политика «неучастия» в военных блоках и государственных союзах останется без изменений. Перед вновь избранным президентом встают сложные задачи: это и сохранение уровня расходов на социальные программы на фоне падения экспортных доходов, и возможное появление необходимости искать политическую и военную поддержку у других стран из-за роста активности террористических организаций на территории Афганистана, — отметил эксперт в беседе с «Известиями».

Выборы президента в Туркменистане проходят в третий раз. После смерти бессменного лидера страны Сапармурата Ниязова в 2006 году обязанности президента перешли к Гурбангулы Бердымухамедову. На выборах в 2007 году он набрал 89% голосов, а в 2012 году его поддержали уже более 97% избирателей. Таким образом, 59-летний Гурбангулы Бердымухамедов находится у власти уже десять лет.