В Туркмении прошли выборы президента страны. В них принимали участие восемь кандидатов, помимо действующего главы государства Гурбангулы Бердымухамедова, выдвинутого от лидирующей в меджлисе (парламент) Демократической партии Туркменистана. Двое его соперников также возглавляют политические партии: Аграрную и Партию промышленников и предпринимателей Туркменистана. Остальные шестеро кандидатов — представители инициативных групп граждан, в основном представители государственной администрации. Среди них заместитель хякима (губернатора) Дашогузского велаята, начальник главного управления экономики Ахалского велаята, директор Сейдинского НПЗ и др.

Не секрет, что соперники президента — люди, в принципе не сопоставимые с ним по известности и политическому потенциалу. И соперниками действующему президенту они могут быть только символическими. Тот факт, что в нынешних выборах участвует рекордное количество кандидатов, не окажет существенное влияние на их исход.

По итогам первых для Бердымухамедова президентских выборов 2007 года он набрал более 89% голосов, в 2012 году — более 97%. При этом были объявлены величины явки избирателей в 98,6 и 96%. Вряд ли можно ожидать того, чтобы результат выборов в 2017 году принципиально отличался от этих показателей.

По причинам культурно-исторического характера политическое развитие в постсоветских странах Средней Азии за исключением Киргизии пошло по пути создания «суперпрезидентских» республик. Туркмения даже на фоне соседних стран оказалась в этом отношении на видном месте. Роль и влияние президента здесь намного больше, чем это привыкли видеть в западных странах. Недаром и в конституции Туркменистана не установлено ограничений на возможное количество переизбраний одного и того же президента.

Согласно новой редакции конституции, последние поправки к которой были приняты в сентябре прошлого года, снято верхнее возрастное ограничение для кандидата в президенты, а срок президентских полномочий теперь составляет семь лет. Таким образом, победитель этих выборов возглавит страну до 2024 года.

Эти новшества лишний раз подчеркнули консервативный характер политической системы Туркмении, мало освоенной для политических стандартов западного происхождения: многопартийности, развитого гражданского общества, свободных СМИ и пр. Здесь, как во многих восточных странах, среди приоритетных ценностей в обществе рассматриваются политическая стабильность, бесконфликтная и безбедная жизнь. Для страны, расположенной по соседству с непредсказуемым и бурным Афганистаном, это кажется достаточно объяснимым.

Туркменским властям долгое время более или менее успешно удавалось обеспечить своему народу мир и достаток. Политика нейтралитета и огромные запасы природного газа давали возможность уклоняться от региональных конфликтов и обеспечивать высокий по меркам Средней Азии уровень социального обеспечения граждан.

Однако на фоне падения мировых цен на углеводороды и обострения в Афганистане перед Ашхабадом всё жестче стали вырисовываться проблемы экономического и политического характера. Удастся ли вновь избранному президенту их преодолеть и какие новые подходы для этого понадобятся — покажет время.