В нынешнем турбулентном мире очень трудно отыскать хоть какие-то островки стабильности. События происходят столь стремительно, перемены в одной стране эхом отзываются по всему миру, полностью меняя картину сложившихся альянсов и конфигурацию противостоящих геополитических сил. Пожалуй, одним из немногих таких факторов международной политики, на которые не воздействует сиюминутная конъюнктура, являются российско-индийские отношения.

Как отметил в декабрьском (2016) послании Федеральному Собранию президент РФ Владимир Путин: «Важнейшим направлением внешней политики России является и развитие особо привилегированного стратегического партнерства с Индией». В самой этой формулировке, быть может, нет ничего нового (разве что слово «особо»). Декларация о стратегическом партнерстве была подписана в Дели еще в 2000 году, а после заключения аналогичного индийско-американского соглашения российско-индийское партнерство стало именоваться «привилегированным», дабы подчеркнуть особый характер отношений.

В самом деле, если ретроспективно окинуть взором отношения между Индией и СССР/Россией, то можно обнаружить, что они не только никогда не носили конфронтационного характера, а напротив, характеризовались духом искренней дружбы и взаимопонимания. Дипломатические отношения между СССР и Индией были установлены в апреле 1947 года — то есть на четыре месяца раньше, чем была провозглашена независимость Индии (кстати, в этом году отмечается 70-летний юбилей и независимости, и установления дипотношений). В 1957 году, когда состоялся первый в истории визит советских руководителей Хрущева и Булганина в Индию, последний произнес формулу, которой на долгие годы было суждено стать определяющей для характера двусторонних связей: «Хинди–руси — бхаи-бхаи» («Индийцы и русские — братья»). А Движение неприсоединения, одним из основателей и бессменных лидеров которого была Индия, всегда рассматривалось в СССР как важнейший союзник в антиимпериалистической борьбе.

Впрочем, долгие годы как бы подразумевалось, что в паре братьев один (СССР) — старший, другой (Индия) — младший. Сегодня ситуация весьма далека от той, что характеризовала советско-индийские отношения на протяжении 50‑х — 70‑х годов XX века. В 90-е годы, когда обе страны переживали болезненные процессы реформирования своих экономических систем, а в России (особенно в период раннего Ельцина и Андрея Козырева на посту главы МИДа) был очевиден крен в сторону Запада, сопровождавшийся забвением былых друзей и союзников, в отношениях наступил очевидный спад. Впрочем, и тогда ни о каком антагонизме говорить не приходилось.

В последние полтора десятилетия отношения вновь начали активно развиваться. Это не означает отсутствия каких-либо проблем. При почти полном совпадении или близости позиций по основным вопросам глобальной политики (главное здесь — обоюдное неприятие однополярного мироустройства) в частностях возможны расхождения. Так, в Индии довольно ревниво смотрят на неуклонное сближение России с Китаем. Это не слишком заметно на официальном уровне, но в экспертном сообществе оценки звучат порой очень критические. Парадокс, впрочем, заключается в том, что наличие огромного числа политических сложностей в отношениях нисколько не мешает Индии и Китаю развивать плодотворные экономические отношения (Китай — главный внешнеторговый партнер Индии).

Еще более остро в Индии воспринимают активно развивающееся в последние годы российско-пакистанское сотрудничество (в том числе и в военной сфере). Приходится объяснять индийским коллегам, что Пакистан — важное государство в регионе, имеющее едва ли не самые сильные рычаги воздействия на ключевую для безопасности страну — Афганистан. Поэтому сотрудничество с ним должно способствовать стабилизации всего обширного региона «Большого Ближнего Востока», Южной и Центральной Азии. К сожалению, взаимная неприязнь и недоверие между Индией и Пакистаном сильно затрудняют возможности диалога в многостороннем формате. Остается только надеяться, что часть проблем будет снята после того, как Индия и Пакистан официально обретут статус полноправных членов ШОС.

Но самые главные проблемы в двусторонних российско-индийских отношениях лежат в сфере экономики, что во многом объясняется географической отдаленностью двух стран и отсутствием общей границы. Даже в «пиковом» 2013 году товарооборот лишь слегка превысил $10 млрд, а потом пошел на спад. Кроме того, в двусторонних экономических отношениях по-прежнему преобладает военно-техническое сотрудничество, хотя перспективы сотрудничества в других сферах весьма обширны и привлекательны.

В последние годы активизировались работы по оживлению проекта, которому уже более 15 лет, но который до сих пор работает только в пилотном режиме. Речь идет о Международном транспортном коридоре (МТК) «Север — Юг», с инициативой создания которого выступили Россия, Индия и Иран еще в 2000 году. Этот коридор в случае его реализации (а судя по последним сообщениям, большинство логистических проблем устранено) позволит сократить время транспортировки грузов из Индии в Россию и Северную Европу почти вдвое, что, безусловно, даст новый импульс развитию двусторонних отношений и наполнит политическую декларацию о привилегированном стратегическом партнерстве реальным экономическим содержанием.