Первый зампред комитета Госдумы по культуре Иосиф Кобзон согласен с мнением Милонова о том, что России не стоить участвовать в Евровидении-2017, но решение о бойкотировании трансляции предлагает принять каждому россиянину самостоятельно.

Хочу сразу сказать, что горячо поддерживаю Милонова и Кобзона. И не только потому, что в это время в Донбассе идет война, а на Украине, как правильно сказал Милонов, поднимает голову неонацизм.

Есть и другие веские причины для России не участвовать, а лучше — вообще не транслировать этот конкурс.

Конкурс Евровидение колеблется вместе с линией ЕВС

В другие времена я бы согласился, что надо отделять политику от искусства. Но если кто-то считает, что сегодня, например, западная пресса свободна и не ангажирована против России, что западные эстрада, киноискусство, театр, актеры и в целом искусство на Западе — совершенно аполитичны, тот либо слеп, либо преследует свои только ему ведомые цели. Посмотрите, как «звезды» Голливуда борются против Трампа.

Международный конкурс эстрадной песни среди стран-членов Европейского вещательного союза (ЕВС) не существует вне времени и пространства.

Сегодня он стал неотъемлемой частью западной массовой культуры. А она, в свою очередь, является одним из инструментов «мягкой силы», которую либеральный Запад использует против России в сочетании с жесткой русофобской риторикой, информационными фальшивками, экономическими санкциями и военным давлением.

То, чем с середины 50-х годов прошлого века и в течение последующих четырех десятилетий был музыкальный конкурс Евровидение, давно кануло в лету. Атмосфера, когда в 1974-м победил шведский квартет АВВА, полностью изменилась. Мне довелось присутствовать в зрительном зале на финале Евровидения-1996 в Осло и общаться с артистами в кулуарах конкурса. И даже тогда этот конкурс был еще праздником, и ни у кого не вызывали сомнения ни объективность подсчета голосов, ни талант победителей. Наши РГТРК «Останкино» и ВГТРК были приняты в ЕВС в 1993 году. В 90-е годы Россия смотрела на европейских «партнеров» широко открытыми и доверчивыми глазами. А что сейчас? Мы все так же принимаем за чистую монету?

Россия не должна позволить себя третировать

Думаю, что ни у кого не возникло сомнения, что присуждение победы певице Джамале в прошлом году было далеко от политической нейтральности.

Только наивный человек может предположить, что это не спланированная акция, цель которой — дать нынешним киевским властям общеевропейскую трибуну, чтобы в очередной раз изрыгнуть в адрес России порцию гадости.

Ведь аудитория телезрителей в Европе — около половины миллиарда человек. Или кто-то думает, что отмороженные Майданом, владея таким ресурсом, удержатся от антироссийских провокаций? И дело даже не в том, что киевские власти не смогут побороть соблазн использовать конкурс для русофобских выпадов, а в том, что это мероприятие специально для того и задумано: «победа» Джамалы — первый этап операции, сам конкурс в Киеве — второй.

И потому вопрос: стоит ли ехать туда, где тебя заранее ждут только для того, чтобы унизить? Уверен, наши артисты смогли бы (и смогут, если поедут) достойно выступить. Но участвовать в фарсе, который, как мы понимаем, изначально пропитан ненавистью к России? Зачем? Это глупость. Киевские власти будут «играть» на своей площадке, они будут хозяевами положения.

Что мы видим в последние годы?

Вероятно, не надо доказывать то очевидное обстоятельство, что все правящие европейские структуры пронизаны духом либерализма, который зиждется на так называемой толерантности и «свободе гендерной идентичности». Это касается всех структур Евросоюза и НАТО, а также общеевропейских организаций, формально посвященных таким сферам деятельности, как культура, наука, здравоохранение. Вспомним визит в Россию в 2012 году генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда, который заявил, что «России следует либерализовать свое отношение к секс-меньшинствам». Он еще добавил, что если законопроект о запрете пропаганды гомосексуализма, принятый тогда в Санкт-Петербурге в первом чтении, будет принят на всей территории страны, «то таким образом Россия пойдет в противоположную сторону по сравнению с остальной Европой».

Не в стороне от этой общеевропейской линии стоит и ЕВС, расположивший свою штаб-квартиру в Женеве. На обложке брошюры, изданной в 2015 году по итогам конференции ЕВС в честь 60-летия этого Союза, прямо сказано: «Музыкальный конкурс Евровидение — это не только конкурс эстрадной песни, зачастую это музыкальное выражение политических и социальных вопросов, представляющих огромное значение».

И чтобы ни у кого не вызывало сомнения, о каких именно «социальных и политических» вопросах идет речь, это громкое заявление напечатано на фоне фотографии крупным планом Кончиты Вурст — женщины с бородой, которой (или которому) присудили первое место на Евровидении в 2014 году. Одной из главных на этой юбилейной конференции ЕВС была дискуссия на тему того, как «песенный конкурс Евровидение функционирует в различных сообществах, странах и регионах в плане реализации национальной, личной и гендерно-сексуальной идентичности».

«Свобода гендерной идентичности» — новая религия либерального Запада. Не принадлежать к ней, хотя бы для видимости, европейцу зачастую дорого обходится: могут уволить с работы, посадить в тюрьму или как минимум представить изгоем общества.

И Россия должна в этом участвовать?

Еще в 2006 году Европейский парламент принял резолюцию номер B6-0025/2006 «О гомофобии в Европе», в которой объявил о решимости искоренить нетолерантное отношение к секс-меньшинствам и дал указание Европейской комиссии и всем странам-членам ЕС гарантировать осуществление соответствующих мероприятий законодательного характера на общеевропейском уровне и национальном уровне стран-членов Евросоюза.

В этом документе, в частности, говорится, что Европейский парламент «призывает Еврокомиссию рассмотреть вопрос о применении уголовного наказания в случаях нарушения положений борьбы с гомофобией». В документе содержится призыв ко «всем государствам-членам предпринимать любые другие действия, которые они считают целесообразными в борьбе с гомофобией и дискриминацией по признакам сексуальной ориентации…».

Из этого документа видно, что брюссельская бюрократия ориентирует западноевропейское общество на интересы сексуальных меньшинств и переформатирует его, изменяя нормальный жизненный код людей. И если уж мы говорим о конкурсе Евровидение, то результат этого переформатирования видно на европейской эстраде.

В 2010 году Европейское региональное бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) приняло «Стандарты сексуального образования в Европе». Эти «стандарты» красноречиво демонстрируют, что европейским детям с юного возраста вдалбливают в голову «гомосексуальное» сознание, уничтожая в них традиционную природную матрицу.

И это только некоторые из множества подобных обязывающих документов, принятых европейскими структурами в последние годы в интересах «гендерного равенства».

И потому победа «женщины с бородой» в 2014 году отнюдь не случайность и не выражение воли европейских телезрителей. Это спланированная руководством ЕВС и стоящей за ней европейской бюрократией духовно-моральная диверсия против народов Европы, которым пытаются внушить, что «быть в гендерном смысле не таким, как все» — это нормально.

Итак, согласно вышеприведенному признанию руководителей ЕВС, их конкурс — это «музыкальное выражение политических и социальных вопросов».

Только какой-то узкой и странной направленности, которую олицетворяет Кончита Вурст. И что? Россия будет участвовать в таком мероприятии?