Соединенные Штаты нанесли ракетные удары по правительственной авиабазе в Сирии. Целью атаки был аэродром Шайрат в провинции Хомс. Приказ отдал президент Дональд Трамп. Губернатор сирийской провинции Хомс Талаль аль-Баррази подтвердил информацию о жертвах и пострадавших от ракетного обстрела США. Также он заявил, что нанесенный удар играет на руку террористам в Сирии, поскольку авиабаза использовалась для борьбы с запрещенным в России «Исламским государством». Ведущий «Коммерсантъ FM» Алексей Корнеев обсудил ситуацию с советником директора Российского института стратегических исследований Еленой Супониной.

— Как этот удар отразится на отношениях двух стран?

— На базе Шайрат, помимо сирийских офицеров, находились также и иранские военные, так что нельзя исключать, что жертв окажется больше. Там находился и находится пункт управления контртеррористической операцией в Сирии, которым заведуют иранцы и сирийцы. Американцы об этом прекрасно знали. Но, говоря о происходящем, приходится вспомнить, что эксперты много раз отмечали, что у американцев есть пресловутый план «Б» на тот случай, если мирные усилия по Сирии провалятся. Он обсуждался еще при администрации Барака Обамы. Слава богу, у того не хватило духу его претворить в жизнь.

Дональд Трамп, похоже, готов идти на любые риски. Он подписал указ о нанесении этих ударов, и все это очень опасно, потому что последствия могут быть непредсказуемыми. Это явное обострение обстановки и сигнал к тому, что Америка может действовать решительно, даже безбашенно.

— То есть политику Обамы мы еще вспомним с ностальгией?

— Да. Обама, конечно, ставил палки в колеса политике России, в том числе на Ближнем Востоке, и критиковал ее постоянно, но все прекрасно знали и в регионе, и за его пределами, что от бывшего президента США, помимо красивых фраз, ничего серьезного ожидать не приходится.

Дональд Трамп — это другое дело. Он способен принимать решения, готов претворять их в жизнь, но он зачастую действует, как на теледебатах, то есть сказал-сделал, не особо просчитывая последствия этих шагов. Нанесение авиаударов ставит под угрозу все мирные усилия как в Женеве, так и в Астане. Вопрос в том, продолжатся ли они. Но, в любом случае, это поворотный момент в политике США в отношении Сирии. Все прекраснодушные фразы, которые мы слышали от Дональда Трампа ранее, оказались перечеркнуты.

— Есть ли у России какие-то эффективные шаги? Если не сдержать эту политику агрессии, то хотя бы как-то, может быть, ее контролировать?

— Россия предлагала разобраться в том, что произошло в Идлибе. Какой резон сирийскому правительству использовать сейчас химическое оружие, провоцировать удары? Россия об этом говорила, о том, что нужно провести объективное расследование. Но ее не услышали, не захотели слышать, в это-то и весь Трамп. Тем самым он еще ужесточает свои переговорные позиции, он ведет себя как бизнесмен, который хочет разговаривать исключительно с жестких позиций.

Россия обозначила до этого свое военное присутствие в Сирии, и теперь надо по всем возможным каналам выяснять с американцами, что они планируют делать дальше, показать, что есть красная линия, за которую все-таки не следует переходить.

— Американские дипломаты и военные из Пентагона заявляют о том, что это разовый удар и разовая акция. Однако возможна ли наземная операция США в Сирии, как вы думаете?

— На данный момент ее вероятность, видимо, все-таки небольшая. Но сам факт нанесения ударов показателен. Отныне уже нельзя исключать ничего — ни наземной операции, ни повторения таких ударов. Чем дальше в лес, тем больше дров. Чем дальше Дональд Трамп будет принимать подобные решения, тем больше будет непредсказуемых и самых невероятных сценариев. Но все эти сценарии будут плохие. Сейчас в Сирии нет хороших вариантов развития событий. На Ближнем Востоке будет наблюдаться нагнетание напряженности везде и всюду, и в Сирии особенно.