По закону, если в первом туре какой-либо кандидат наберет более половины голосов избирателей, он станет президентом. Если такого не случится, состоится второй тур, в котором сойдутся два кандидата, набравшие наибольшее число голосов в первом туре. Если дело дойдет до второго тура, голосование состоится 16 апреля.

Борьба рейтингов, а не кандидатов

За Вучича, по данным разных соцопросов, готовы голосовать от 52 до 57% избирателей. Но оппозиционные кандидаты уверены, что «граждан Сербии бомбардируют ложными статистическими данными и опросами общественного мнения с целью скрыть огромное падение популярности СПП и премьер-министра и обмануть сербских граждан».

Вучичу необходимо победить в первом туре, потому что за любого оппозиционного кандидата, вышедшего во второй тур, может проголосовать весь оппозиционный электорат.

Согласно опросу общественного мнения, проведенному не связанным с властью научным журналом «Новая сербская политическая мысль» (НСПМ), за Вучича в конце марта готовы были голосовать только 44,7% избирателей. Еще 18,5% избирателей не определились. И есть вероятность, что в день голосования они отдадут свои голоса оппозиции.

Для победы в первом туре Вучичу, как считают местные наблюдатели, нужна низкая явка. «Заказные» опросы общественного мнения, считает оппозиция, заставляют электорат поверить, будто за Вучича намерены уже в первом туре голосовать более половины сербов. Цель этого — вселить в оппозиционных избирателей апатию и заставить их в день выборов остаться дома.

Возможный шанс для оппозиционных кандидатов и надежда на второй тур кроются в массовой явке «разочарованных или пассивных избирателей», пишет авторитетный сербский политолог Джорже Вукадинович.

Кто достойный кандидат?

Среди лидеров оппозиции, которые потенциально могут выйти во второй тур и составить конкуренцию Вучичу, можно выделить независимого кандидата Вука Еремича (за него, по данным НСПМ, в первом туре готовы голосовать 9% избирателей), независимого Сашу Янковича (8,8%), независимого Луку Максимовича (6,4%).

Среди заметных кандидатов — основатель и лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель (5,7%), который известен тем, что выступает за размещение российских военных баз в Сербии, а также тем, что 11 лет провел в камере предварительного заключения тюрьмы Гааги в качестве обвиняемого судебного процесса Международного трибунала по бывшей Югославии, но в 2016 году был полностью оправдан.

Нынешняя избирательная кампания отличалась, как выразился Вукадинович, «экстремальной грязью в проправительственных СМИ». Масса компромата была вылита на лидеров оппозиции, особенно на Вука Еремича — самого вероятного участника второго тура. Еремич известен тем, что был министром иностранных дел Сербии в 2007-2012 годах. В своей программе он предлагает, чтобы «Сербия сотрудничала со всем миром, при этом особое значение для нее имеют ЕС, Россия, США и Китай». Еремич высказывается за вступление страны в ЕС.

Согласно последнему опросу НСПМ, если во второй тур выйдут Вучич и Еремич, за первого могут проголосовать 52,8% избирателей.

Примерно та же картина прогнозируется, если во второй тур вместе с Вучичем выйдут другие кандидаты.

Однако Вукадинович, комментируя эти рейтинги, указывает на вероятность их необъективности ввиду того, что участники опроса не были честны, опасаясь возможного преследования властей. «Непредсказуемые факторы в последний час могут резко изменить ход кампании, перемешать цифры рейтингов и обратить вспять настроение общества. Поэтому, вопреки всему и несмотря ни на что, исход предстоящих выборов неизвестен», — подчеркивает Вукадинович.

Реклама движет не только торговлю

Массированная рекламная кампания, которую ведет избирательный штаб Вучича (включая ролики на ТВ, гигантские баннеры на улицах городов, его личный предвыборный сайт, ссылки на который размещены на страницах популярных сербских информационных порталов), реально способна убедить, что Вучич — единственный достойный кандидат.

Однако оппозиция относится к этому весьма скептически. Как сказал мне кандидат в президенты от патриотической партии «Двери», депутат сербского парламента Бошко Обрадович, «управление средствами массовой информации и неограниченный бюджет Вучича… привели к тому, что верится, будто он фаворит».

Обрадович подчеркивает, что он «никогда не был частью системы власти» и что он «подвергается полной блокаде со стороны средств массовой информации». Тем не менее он полагает, что за него проголосуют около 300 тысяч избирателей, хотя НСПМ прогнозирует, что кандидат наберет 2,7% голосов (около 108 тысяч).

«Русская карта»

Исключительно в контексте выборов следует рассматривать визит в Москву Вучича 27 марта и его встречу в Кремле с президентом России Владимиром Путиным.

Дмитрий Песков сказал: «Безусловно, не может идти и речи о том, чтобы Кремль вмешивался в какие-то электоральные процессы». Это правда. Но Россия сама по себе является фактором влияния. И авторитет Путина как самого влиятельного политика в мире — тоже. К этому надо добавить еще и особые настроения в Сербии: здесь популярность российского президента крайне высока. Поэтому сам факт встречи Вучича с Путиным может помочь сербскому премьеру на выборах.

«Русскую карту» в той или иной степени разыгрывают все кандидаты. Вопрос лишь в том, как победитель предстоящих выборов поведет себя после них.

Сербия идет в ЕС. И в НАТО?

Есть много прямых и косвенных свидетельств того, что в случае победы Вучича Сербия продолжит сближение с ЕС и НАТО.

Что касается ЕС, то тут нет секрета. «Наши отношения с Россией в полном порядке, но наша главная цель в данный момент — вступление в ЕС, и как можно скорее. Мы все для этого делаем. Тут нет возврата», — сказал Вучич в интервью немецкому Bild.

А вот с НАТО другая история. Любой политик в Сербии обречен на неудачу, если открыто выступит против России и за вступление в НАТО. По данным НСПМ, 79,4% опрошенных выступают против вступления Сербии в НАТО, а 65,7% — за союз с Россией.

Но надо ли выступать открыто?

«При нынешнем правительстве Сербия имеет наивысшую степень сотрудничества с НАТО, какую только может иметь страна, не являющаяся его членом. <…> Александр Вучич и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг часто и тесно общаются. <…> Это сотрудничество хорошее, оно должно быть, но общественность о нем знает очень мало», — говорит директор сербского Центра евроатлантических исследований Елена Милич.

Скупщина (парламент страны) в 2015 году — без общественных дебатов и без сообщений для прессы — ратифицировала соглашение с НАТО, известное как СОФА (Status of Forces Agreement) и подписанное годом ранее. В результате Сербия, не будучи членом НАТО, взяла на себя обязательства, которые имеют полноправные члены НАТО по учредительным договорам альянса. Де-факто Сербия стала членом НАТО — с обязательствами, но без прав.

В январе 2015 года министр обороны Сербии подписал соглашение, известное под названием ИПАП и предусматривающее сотрудничество между Сербией и НАТО во всех сферах военной деятельности.

Когда немецкий Bild спросил Вучича насчет вступления Сербии в НАТО, он ответил, что «это очень сложный вопрос». «Вы должны иметь в виду, что НАТО бомбило Сербию в 1999 году. Сегодня у нас хорошие отношения с НАТО. Посмотрим, куда нас это может привести», — сказал Вучич.