Достаточно вспомнить, как бывший президент США Рональд Рейган путал Бразилию и Боливию. Неслучайно американский политолог Джеймс Барбер (James David Barber) сказал о Рейгане: «Рональд Рейган — первый современный президент, чье пренебрежение фактами рассматривается как очаровательная индивидуальная особенность» (из книги Марка Херстгорда «Преклонив колени: пресса и президентство Рейгана» / Mark Hertsgaard «On Bended Knee: The Press and the Reagan Presidency).

Так в чем же дело? Ответ на вопрос, откуда такая некомпетентность американских официальных лиц, дала независимая американская организация «Институт по изучению народонаселения» (Population Research Institute). Она опубликовала статью своего сотрудника Криса Мэниона (Chris Manion), который рассказывает, что сотрудники Госдепа США — малообразованные люди, а за плечами многих из них лишь колледж.

Кругом всегда одни неучи

Но прежде чем обратиться к рассказу Мэниона, хотелось бы напомнить, что на Рейгане дело не остановилось. Полную некомпетентность демонстрировал бывший президент США Барак Обама. В интервью The Economist в августе 2014 года он заявил, что «Россия ничего не производит» и прочие нелепости, над которыми смеялась даже американская пресса, в частности Forbs и The Daily Beast.

Бывший госсекретарь Джон Керри в своем выступлении в 2013-м перед студентами заявил, что американцы «поддерживают демократические институты в Кырзахстане», не различая Казахстан и Кыргызстан. Позже, комментируя свою ошибку, Керри заявил, что в Америке «вы имеете право быть глупым, если вы этого хотите». От себя добавим: только если от вас не зависит внешняя политика страны, обладающей военными базами по всему миру.

Под стать своему начальнику была и официальный представитель Госдепа Джен Псаки, которая, несомненно, войдет в историю из-за своего абсолютного невежества. На ее брифинги журналисты ходили как в цирк. В стиле Псаки был и ее сменщик Джон Кирби.

Где учат на американского посла?

Вернемся к статье К. Мэниона. Ее надо подробно пересказать и, где надо, процитировать, чтобы избежать подозрения в предвзятости.

Он рассказывает, как в конце 80-х прошлого столетия комитет по международным отношениям американского сената изучал вопрос о проведении так называемого «Foreign Service Exam» — отборочного экзамена среди выпускников американских вузов на предмет получения работы в Государственном департаменте. Этот экзамен проводится так называемой Иностранной службой США — правительственным учреждением, которое работает под эгидой Госдепартамента.

Как предполагалось, это должен был быть экзамен на профпригодность к дипломатической службе. Сенатский комитет преследовал цель добиться того, чтобы на дипломатическую службу набирались только высококвалифицированные сотрудники. Комитет, в частности, интересовался стандартами, по которым оценивают соискателей на должности в Госдепе.

Сенатский комитет с удивлением обнаружил, что более трети так называемых «карьерных дипломатов» оказались выпускниками одного из частных колледжей Принстона (не путать с Принстонским университетом), в то время как выпускникам государственных колледжей и университетов, как пишет Мэнион, «это блюдо даже не предлагалось».

В ту бытность генеральный директор Иностранной службы США Джордж Вэст (George Vest) (на этой должности с 1985 по 1989 год) противился тому, чтобы сенаторы совали свой нос в вопрос об экзамене и изучали те цели, которые преследуют «экзаменаторы». Дело в том, что Госдепартамент публично не анонсировал проведение ни экзамена, ни каких либо тендеров на заключение контракта с претендентами на работу в Госдепе. Хотя закон того требует.

«Но элитарный Госдепартамент был выше всех этих правил, предъявляемых другим людям, — пишет К. Мэнион. — Вместо этого г-н Вест год за годом обращался только к одному блатному подрядчику, который проводил этот экзамен. К удивлению, им оказался колледж в Принстоне, штат Нью-Джерси».

Члены сенатского комитета добивались от Вэста ответов на вопросы о том, как проверяется знание соискателей в области истории, географии и прочих наук. «Вэст сначала отказывался отвечать на вопросы, — говорит Мэнион, — был уклончив и, наконец, выпалил: «Мы знаем, кто нам нужен»«.

В свое время The New York Times сравнивала Вэста с «крестным отцом мафии», поскольку от него зависел каждый американский дипломат, где бы он ни был. «Он является судом последней инстанции не только для 8000 сотрудников Иностранной службы Госдепа, но и для 8000 сотрудников, которые работают в американских посольствах за рубежом, а также для 4000 сотрудников самого государственного департамента, — писала The New York Times. <…> Его широкомасштабная работа предполагает ответственность за кадровый состав Госдепартамента по всему миру, он отвечает за подбор кадров, наем их на работу, подготовку и назначение всех американских дипломатов».
До сего дня ничего не изменилось. «Вот так это делается, — сожалеет К. Мэнион. — Несмотря на ценности американского народа, самопровозглашенная элита Иностранной службы Госдепартамента США не ищет тех, кто среди американцев обладает лучшими качествами. <…> Наоборот, год за годом они стремятся производить себе подобных».

Нелегкая это работа — работать среди тех, кто не умеет работать

Автор статьи отмечает, что Рекс Тиллерсон, став руководителем Госдепа, принес собой в это учреждение богатый управленческий опыт, который накопил в бизнес-компании, где сотрудники были мотивированы на достижение высоких результатов.

«В Государственном департаменте он увидит целую страну, совершенно чужую, которая в течение восьми лет заселялась наглыми назначенцами Обамы. Сейчас они зарылись там в каждом углу и считаются «карьерными работниками»«, — отмечает Мэнион. «К сожалению, бюрократы в Вашингтоне цепляются и сопротивляются, вместо того чтобы поддержать демократически избранных должностных лиц, для которых они якобы работают».

Президенту Трампу, Тиллерсону и конгрессу (имеется в виду республиканское большинство в конгрессе), пишет Мэнион, «придется попотеть, словно взбираясь на гору, чтобы вернуть в Госдепартамент давно потерянный профессионализм».