Такие расходные статьи являются обыденными для США

Примечательно, что чаще всего эти расходы Госдепа проходят под маркировкой «на развитие демократии», причем в качестве адресатов постоянно проходят те государства мира, с которыми у Вашингтона сложились не самые лучшие отношения – в частности, это Россия и Китай.

Например, бюро по вопросам демократии, прав человека и труда Госдепа США приняла проект финансирования развития и продвижения демократических институтов в КНР объемом в 1,5 млн долларов, который должен способствовать реализации американской внешней политики.

Дипломатическим языком эти цели обозначены, как «способствование укреплению стабильности и безопасности, а также защите национальных интересов Соединенных Штатов». Более того, на сайте Государственного департамента сегодня присутствует объявление, из которого следует, что внешнеполитическое ведомство США ищет себе партнеров на территории Китая по продвижению целого ряда проектов гуманитарного плана.

При этом, больше всего американцев интересуют проекты по продвижению прав человека в Китае, которые на практике должны вылиться во внутриполитическое давление на китайское правительство.

В США пришли к выводу, что война стоит очень дорого

Научный сотрудник Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ Константин Блохин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что подобные расходы проходят по внешнеполитическому ведомству США в качестве soft power, т.е. «мягкой силы».

«Эта программа «мягкой силы» возникла в США не просто так, а по той причине, что в этой стране посчитали, что экспансионистская политика Вашингтона с помощью прямых военных действий обходится американской экономике очень дорого», – заключает Блохин.

По этой причине многие американские политологи сегодня считают, что решение большинства внешнеполитических конфликтов с помощью грубой силы не является результативным, из-за чего Вашингтону в подобных ситуациях нужно искать какие-то другие варианты действий.

«Наиболее ярким примером несоответствия расходов и полученных результатов являются войны в Ираке и Афганистане, где американцы потратили огромные финансовые ресурсы и если не брать сокрушение режима Саддама Хуссейна, не достигли каких-либо практических результатов. Тем более, по самым скромным оценкам эти войны суммарно обошлись США в колоссальные 6 трлн долларов, а это чрезмерно много даже для Вашингтона», – резюмирует Блохин.

«Мягкая сила» является ответом США на общую нерентабельность войны

К тому же, в США ведь прекрасно понимают, к чему привело военное вмешательство Вашингтона в ближневосточные дела, учитывая то обстоятельство, что масштаб террористической активности из-за этого только возрос.

Чего стоит хотя бы появление такого феномена, как запрещенная в России Верховным судом РФ террористическая организация «Исламское государство», основу которой составили бывшие офицеры армии Хуссейна.

«Поэтому эти колоссальные вложения, по сути своей, ушли в никуда, не говоря уже о том, что если сравнить ВВП Афганистана и Ирака, то они будут в десятки раз меньше бюджетных затрат США на войну. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что военное решение подобных проблем является нерентабельным с рациональной точки зрения», – констатирует Блохин.

По словам Константина Владимировича, эти военные расходы США не соответствуют тем целям, которые были поставлены Вашингтоном в рамках этих кампаний.

«Таким образом, американская «грубая» политика потерпела полный крах, вследствие чего, в США начали искать другие пути решения внешнеполитических проблем», – заключает Блохин.

«Мягкая сила» – это инструмент внешней политики США

В силу этого, США и пришли к решению использовать «мягкую силу», т.е. увеличить финансирование неправительственных организаций, чтобы те создавали в конкретных государствах соответствующий внутриполитический дискурс, который бы полностью соответствовал американским интересам. В общем, здесь ставится задача, чтобы путем таких манипуляций в конкретной стране появлялись предпосылки для проведения в ней проамериканской политики.

«Основной упор здесь ставится на формировании нужного США общественного мнения и прочего в этом духе. Мы с такой тактикой хорошо знакомы, поскольку все эти приемы уже были отработаны на Украине. Ведь это факт, что американцы вложили в эту страну порядка 5 млрд долларов, после чего и произошла известная политическая трансформация, которая вылилась в государственный переворот 2014 года и последующие события», – резюмирует Блохин.

Вследствие этого, неудивительно, что многие политологи США считают, что применение «мягкой силы» будет гораздо результативней обычных военных действий.

Тем более, в отношении  ряда стран Соединенные Штаты не имеют возможностей действовать силовым путем, из-за чего у них в арсенале остаются только «мягкие» внешнеполитические инструменты.

«Поэтому неудивительно, что подобная политическая линия сегодня используется Вашингтоном в отношении Пекина. Например, недавно в США вышла монография «Война иными средствами», где ведущие американские эксперты пришли к выводу, что необходимо создавать инструменты борьбы с Китаем не военным способом, а с помощью «мягкой силы», – констатирует Блохин.

Все это должно способствовать, как борьбе с Китаем, так и недопущению серьезных рисков на внешней арене и эрозии международного товарно-денежного оборота.

Дмитрий Сикорский