На прошлой неделе в Самарканде состоялась встреча министров иностранных дел Казахстана Кайрата Абдрахманова и Кыргызстана Эрлана Абдылдаева. Она прошла в рамках международной конференции по обеспечению безопасности и устойчивого развития в Центральной Азии и очередного раунда диалога «Центральная Азия — Европейский союз».

Старая болячка

Как сообщается, собеседники обсудили (если выражаться казенным дипломатическим языком) актуальные аспекты регионального и двустороннего сотрудничества, проблемные вопросы интеграции в рамках Евразийского экономического союза. Стороны подчеркнули обоюдную заинтересованность в укреплении двусторонних отношений и в необходимости скорейшего решения накопившихся торгово-экономических вопросов. Министры договорились активизировать контакты по линии внешнеполитических ведомств двух стран.

Тем временем ситуация, связанная с торговым конфликтом, возникшим недавно между двумя странами, остается напряженной. Практически на протяжении всего времени возникшего недоразумения за ситуацией внимательно следят российские СМИ.

Мы провели обзор, выбрав несколько, на наш взгляд, наиболее интересных высказываний по этому поводу.

«Казахстанский премьер не открыл тайны. Кыргызстан еще до создания Таможенного союза и ЕАЭС занимался перепродажей китайских товаров, пользуясь тем, что был единственной страной бывшего СССР, которая вступила в ВТО, где уже был Китай. По мнению Зульфии Марат (киргизский общественный деятель. — Авт.), в рамках ЕАЭС следует отрегулировать вопросы перемещения киргизских товаров через Казахстан. При этом сами киргизские власти признают наличие проблемы не только для своей страны, но и для соседнего Казахстана. В заявлении правительства КР говорится, в частности, что проблема «серого импорта» актуальна и для Казахстана, поэтому предложено «решить проблемы путем внедрения единого механизма прослеживаемости и маркировки товаров в рамках ЕАЭС», пишет издание «Ритм Евразии».

«Итак, угар президентской выборной кампании в Кыргызстане остался позади, и в казахстанско-киргизских отношениях, похоже, забрезжил лучик надежды. Хотя ситуация на границе остается непростой и пропускная способность пограничных пунктов вдвое, а то и втрое ниже прежней. Однако руководство Казахстана и новоизбранный президент КР уже обменялись «сдержанными сигналами дружелюбия». Президент РК Нурсултан Назарбаев поздравил Сооронбая Жээнбекова с победой, а тот, в свою очередь, заявил, что с уважением относится и к соседнему государству, и к его руководству.

Другое дело, что казахстанско-кыргызстанский хайп неожиданно выявил, что у казахов и киргизов накопилось немало претензий и обид по отношению друг к другу, и разбирательства в верхах стали удобным поводом для интенсивного обмена ими в социальных сетях», — анализирует положение дел информационно-аналитический центр МГУ.

Нужен шаг навстречу. Кто его сделает первым?

— Полагаю, что прорвался разбухший в последнее время нарыв противоречий между двумя странами, — говорит российский эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов, слова которого приводят СМИ. — Он вызван в первую очередь недовольством Казахстана тем, что со вступлением Кыргызстана в Евразийский экономический союз реэкспорт, или «серый» импорт из Китая (его можно назвать и контрабандой) не уменьшился, а даже значительно возрос. Уровень его исчисляется не менее 5-6 миллиардами долларов в год.

Поясним, что этот «серый» импорт, проходя свободно через киргизско-китайскую границу, затем беспрепятственно проникал в Казахстан, оттуда расходился по всему пространству ЕАЭС. При этом подрывается казахстанская экономика, недополучающая пошлины и налоги, страдают и местные производители. Впрочем, такая же «болезнь» существует и в самом Казахстане, да и в России, но ее масштабы даже близко несопоставимы с «серым» потоком, идущим из Китая через Кыргызстан.

Отвечая на вопрос журналиста о том, каким может быть выход из этого экономического и политического спора, эксперт ответил:

— Справедливости ради замечу сначала, что в целом население Кыргызстана возмущено тем, как Казахстан отвечает на развязанный Бишкеком конфликт. Ведь практически это выглядит как экономическая блокада. Официальный Бишкек утверждает при этом, что со стороны Казахстана происходит нарушение не только добрососедских отношений родственных народов, но и тех обязательств, которые страны взяли на себя в рамках ЕАЭС.

Правда, бывший вице-президент Кыргызстана, экс-премьер страны Феликс Кулов в связи со всей этой историей напомнил на днях известные слова Бенджамина Франклина: кто раздувает пламя ссоры и ворочает головни, тот не должен жаловаться, если искры попадают ему в лицо. Поэтому вряд ли в Бишкеке должны удивляться той реакции, что последовала из Астаны в ответ на резкости Атамбаева.

Понятно, что первыми должны искать путь примирения в Кыргызстане, потому что там начали раздувать «пламя ссоры».

С точки зрения дипломатии, разумным было бы предположить, что вновь избранный президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков свой первый международный визит должен нанести в Казахстан. Особенно памятуя о том, что президент Нурсултан Назарбаев сумел проявить дипломатическую сдержанность, и, несмотря на конфликт, поздравил Жээнбекова с избранием и выразил надежду на развитие дружественных отношений с КР.

— Для начала отмечу: случившееся демонстрирует правоту тех, и я отношусь к числу этих экспертов, кто в свое время указывал, что решение о приеме в ЕАЭС Армении и Кыргызстана было слишком поспешным, — сказал Дубнов. — Не вдаваясь в подробности, напомню, что произошло это в 2015 году. Тогда резкое расширение Союза стало ответом на потерю российской «интеграционной политикой» Украины. Как бы в ответ на это форсировали принятие в ЕАЭС не очень готовой к такому шагу Армении, против чего выступал тогда Казахстан. То же было и в отношении стремительного принятия в состав Союза Кыргызстана. И опять официальная Астана возражала, понимая, к чему приведет открытие границы с южным соседом.

Российский премьер не остался в стороне

Сайт «ЦентрАзия» повествует о том, что политическая трещина между Кыргызстаном и Казахстаном продолжает расширяться. После заочного конфликта лидеров двух стран под удар поставлена дальнейшая евразийская экономическая интеграция. Происходящее может коснуться и России как участника и бенефициара ЕАЭС.

«При вступлении в ЕАЭС Кыргызстану дали фору, однако Бишкек весь этот период использовал для увеличения реэкспорта продукции из Китая, что наносит ущерб общему рынку. Так, по данным китайской статистики, КР импортирует товаров на четыре миллиарда долларов в год. А по данным Бишкека, всего на один миллиард долларов. ЕАЭС уже сталкивался с подобными проблемами в 2014 году, когда санкционные продукты стали поставлять через Белоруссию, а потом и Казахстан. Тогда Москва приняла меры для ограничения таких поставок. Поэтому попытка Кыргызстана апеллировать к органам ЕАЭС, а тем более ВТО, вряд ли будет удачной. К тому же это займет много времени, а время — деньги».

Портал приводит мнение руководителя сектора центральноазиатских исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Дмитрия Александрова: «Там шла речь не столько о живых деньгах, сколько об оборудовании на сумму в сто миллионов долларов. В любом случае эти средства выделялись бы постепенно. Такая помощь, конечно, требуется Кыргызстану. Своих средств у Бишкека недостаточно, но это не вопрос жизни и смерти для существования стране в рамках ЕАЭС. Сто миллионов — это не фатальная сумма.

Неправильно называть Россию главным бенефициаром ЕАЭС, потому что там есть масса других параметров. Например, льготный режим для трудовых мигрантов в России напрямую связан именно с ЕАЭС. А их отчисления составляют миллиарды долларов, более трети ВВП КР. Есть плюсы и для Казахстана — интенсификация связей и кооперация между приграничными регионами Казахстана и России. То есть все участники ЕАЭС имеют свои выгоды.

Сейчас главная проблема — это пограничный конфликт Кыргызстана и Казахстана. Заодно обеим сторонам стоит разобраться во всех претензиях друг к другу. Провести инвентаризацию проблем. Там же были обоюдные обвинения в невыполнении правил ЕАЭС.

Думаю, до конца года Кыргызстану и Казахстану придется выйти из этого клинча. Для этого есть объективные причины: географический, экономический факторы. Есть зависимость южных казахстанских районов от водостока с территории КР, есть зависимость от транзита товаров через Казахстан для Бишкека, есть поставки угля из Казахстана в КР. Раз есть сильная взаимозависимость, значит, тактические моменты, скорее всего, отступят перед требованиями жизни».

В свою очередь генеральный директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин, мнение которого также приводит «ЦентрАзия», не склонен драматизировать последствия отказа Бишкека от помощи Астаны: «Дело в том, что решение об обустройстве внешней, дальней границы ЕАЭС (граница КР с Китаем. — Авт.) оформлено не как коллективное решение стран-участниц ЕАЭС, когда деньги выделяются из бюджета союза, а как конкретная межгосударственная помощь России и Казахстана. Обе страны выделили Бишкеку деньги. Но из-за дрязг между чиновниками Кыргызстана и Казахстана отношения зашли в тупик. На чиновников давили коммерсанты, желающие контролировать контрабанду и реэкспорт китайских товаров. То есть это все техническая проблема, осложненная борьбой групп интересов за транспортный коридор. Теперь парламент страны принял меры воспитательного характера. Не то, что они не хотят обеспечить обустройство границы. У них просто нет выхода. Им не дают это сделать. Денонсация соглашения призвана привлечь внимание к проблеме. Привлекли уже настолько, что о конфликте на границе высказался премьер Дмитрий Медведев. Думаю, в конце концов, все это решится. Но реальные решения могут быть приняты только на предстоящем Высшем евразийском экономическом совете. После того, как президенты договорятся, выскажутся, надавят на свои правительства, парламентарии КР увидят, что процесс пошел, и изменят свое решение».

Напомним, что надежду на разрешение этого вопроса премьер-министр России Дмитрий Медведев выразил на расширенном заседании Совета глав правительств СНГ.