Президент США Дональд Трамп 6 декабря объявил о своем решении признать Иерусалим столицей Израиля и перенести туда американское посольство из Тель-Авива. Таким образом, он выполнил одно из своих главных предвыборных обещаний, призванных укрепить стратегический альянс с Израилем и заручиться поддержкой влиятельного еврейского лобби в США. Впрочем, новый шаг Дональда Трампа, на который до него не решался пойти ни один президент в американской истории, повлечет за собой серьезные политические и имиджевые издержки в арабском и исламском мире. Его последствиями станут окончательный срыв процесса урегулирования на Ближнем Востоке и повышение роли Ирана, получающего новый шанс представить себя главным защитником палестинского государства.

О своем «историческом» решении, призванном завершить продолжавшийся в Вашингтоне на протяжении последних семи десятилетий спор об отношении к двум главным участникам ближневосточного конфликта — Израилю и Палестине, 45-й президент США сообщил в ходе заседания своего кабинета в Белом доме. «Многие президенты говорили, что они хотят сделать что-то, и они ничего не сделали. Не знаю, дело в мужестве или они меняли свое мнение. Но многие говорили, что нам нужно что-то предпринять, и не делали этого»,— сообщил Дональд Трамп.

Заседание в Белом доме, по итогам которого было объявлено о признании «священного города» столицей еврейского государства, вызвало резкую реакцию политиков, дипломатов и религиозных деятелей по всему миру. Подтверждением того, что решение Дональда Трампа вызовет не только мощный всплеск антиамериканской риторики, но и серьезное противодействие ведущих региональных держав, стал телефонный разговор президентов Ирана и Турции Хасана Роухани и Реджепа Тайипа Эрдогана. В то время как иранский лидер призвал исламские страны объединиться и «предпринять серьезный шаг против этого незаконного, провокационного и весьма опасного действия США», его турецкий коллега выступил с инициативой проведения экстренного саммита Организации исламского сотрудничества. Таким образом, решение Дональда Трампа подтолкнуло Тегеран и Анкару к сближению, несмотря на разногласия двух государств по целому комплексу региональных проблем и их бескомпромиссную борьбу за лидерство в исламском мире.

В свою очередь, генсек Лиги арабских государств (ЛАГ) Ахмед Абуль-Гейт объяснил, почему решение президента Трампа окончательно ставит крест на ближневосточном мирном процессе, находящемся в тупике. По его словам, определение будущего Иерусалима должно стать предметом переговоров и составной частью договоренностей об окончательном урегулировании. «В любом случае, нельзя диктовать изменение юридического или политического статуса Иерусалима, предвосхищая результаты этих переговоров. Какой тогда смысл участвовать в усилиях по политическому урегулированию»,— заявил глава ЛАГ.

По мнению опрошенных “Ъ” экспертов, укрепив стратегический альянс с Израилем, пошатнувшийся в период правления президента Обамы, Дональд Трамп столкнется с новыми вызовами, грозящими подрывом американского влияния на Ближнем Востоке. «Заявления Дональда Трампа уже подлили масла в огонь волнений на Ближнем Востоке. Палестинская проблема — не из тех, которые можно разрубить, как гордиев узел, как это сейчас хочет сделать президент США. Его решение наверняка приведет к волнениям на Ближнем Востоке, но что самое опасное — к росту террористической активности как “мести” за Иерусалим»,— пояснила “Ъ” cоветник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина.

Схожее мнение высказал руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. «По сути, это гвоздь в крышку ближневосточного урегулирования, который давно буксует, однако остается безальтернативным»,— пояснил “Ъ” господин Кузнецов. И добавил: «Утратив равноудаленность от сторон конфликта, США вряд ли смогут претендовать на лидирующую роль в этом процессе». При этом, по его словам, «в нынешней непредсказуемой и не вписывающейся в классические рамки ситуации в мире» решение Дональда Трампа может и не привеcти к столь серьезным сдвигам. Эксперт выразил сожаление, что внерегиональные политики используют ближневосточное урегулирование для «самопиара».

В свою очередь, профессор факультета истории, политологии и права РГГУ Григорий Косач обращает внимание на то, что против намерений президента Трампа выступили не только государства и организации, выступающие с антиамериканских позиций, но и партнеры США на Ближнем Востоке. Подтверждением этого эксперт считает состоявшийся телефонный разговор с американским президентом саудовского короля Сальмана бен Абдель-Азиза Аль-Сауда, который назвал анонсированный перенос посольства «самой серьезной провокацией в отношении исламского мира». «Эти слова — квинтэссенция саудовского подхода и подхода монархий Персидского залива. В результате позиции Ирана и его союзников — радикальных группировок “Хамас” и “Хезболла” — усилятся, в то время как Саудовская Аравия будет в очередной раз заклеймена как “американская и сионистская марионетка”. А все еще сохраняющаяся в портфеле Эр-Рияда “арабская мирная инициатива” подвергнется окончательной эрозии»,— резюмирует Григорий Косач.

Сергей Строкань, Елена Черненко